Статьи и  ссылки

Сюда я буду выкладывать  статьи и ссылки, которые могут оказаться Вам полезны.

Контакты психологической помощи в Санкт-Петербурге.


Бесплатная помощь психотерапевтов, психологов и психиатров для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской Области:

Круглосуточные телефоны доверия:

004 – телефон - Городской мониторинговый центр (при запросе на психолога переводят на специалиста)
Психолог для детей и подростков. Круглосуточно,, бесплатно. 

576-10-10, 8-800-2000-122 – Телефон круглосуточной психологической и психотерапевтической помощи бесплатно. 

708-40-41 – Телефон экстренной психологической помощи для детей, подростков и родителей Института психотерапии и консультирования «Гармония». Круглосуточно, анонимно, бесплатно. 

251-00-33 – Телефон доверия психологической помощи по вопросам репродуктивного здоровья молодых людей и подростков Городского консультативно-диагностического Центра для детей «Ювента». 

323-43-43 – Телефон доверия Клиники неврозов. 

327-30-00 – Телефон доверия психологической помощи «ИНГО» Кризисного центра для женщин. Помощь женщинам, пострадавшим от сексуального и физического насилия (с 11-00 до 18-00). 

327-60-30 – Телефон экстренной психологической помощи Петербургской общественной организации по гармоничному развитию семьи и личности Центра «Радомир». Все звонки конфиденциальны, анонимны, бесплатны. 

369-99-99 – Телефон доверия экстренной психологической помощи Северо-западного центра экстренной психологической помощи МЧС Круглосуточно, анонимно, бесплатно.

344-08-06 – Телефон экстренной психологической помощи семье и детям. 

Районные Центры социальной помощи семье и детям. Помощь психологов, педагогов, специалистов по социальной работе, юристов. 

Психотерапевтическая помощь 

В психотерапевтических центрах, диспансерах и поликлиниках врачи-психотерапевты, медицинские психологи и специалисты по социальной работе помогают пациентам справиться с трудными жизненными ситуациями. На первом приеме врач-психотерапевт определяет состояние пациента и разрабатывает стратегию лечения. Лечение предполагает медикаментозные программы, индивидуальную, групповую и семейную форму психотерапии, арт-терапию, тренинги саморегуляции. Для детей и подростков оказывают не только психологическую, но и педагогическую помощь. 

Психотерапевтический центр Санкт-Петербурга 

Помощь оказывается совершеннолетним петербуржцам из любого района города. 
Адрес: Канонерская ул., 12. 
Телефон: 714-34-14, 8-950-014-38-46 
Режим работы: понедельник-пятница с 9-00 до 21-00 

Психотерапевтический центр городской психиатрической больницы №7 им. Академика И.П. Павлова (Клиника неврозов) 

Принимает всех взрослых жителей Петербурга и Ленинградской области. 
Адрес: 15-я линия В.О., 4-6 
Телефоны: 323-47-38, 321-05-55, 321-76-52, 
Телефон доверия: 323-43-43 
Режим работы: понедельник – пятница с 9-00 до 16-30, каждый четверг с 9-30 запись на прием на следующую неделю, в выходные дни - платный прием по записи по телефону 8-960-264-58-21 

Городские поликлиники: 

Адмиралтейский район 

Районный центр записи с 8-00 до 20-00 по телефону: 573-99-01 
Городская поликлиника № 24 
Адрес: наб. Обводного канала, 154 
Телефон: 251-20-84 

Красногвардейский район 

Районный центр записи с 8-00 до 20-00 по телефону: 573-99-07 
Городская поликлиника № 120 
Адрес: Ленская ул., 4 к.1 
Телефон: 577-25-54 

Красносельский район 

Районный центр записи с 8-00 до 20-00 по телефону: 573-99-08 
Городская поликлиника № 106 
Адрес: ул. Рихарде Зорге,1 
Телефон: 742-40-81 (вторник, среда) 
Городская поликлиника № 93 
Адрес: ул. Освобождения, 15 
Телефон: 741-44-67 

Колпинский район: 

Районный центр записи с 8-00 до 20-00 по телефону: 573-99-06 
Городская поликлиника № 71 
Адрес: Колпино, Павловская ул., 10 
Телефон: 461-50-86, 461-91- 09 

Отделения психотерапевтической помощи при психоневрологических диспансерах (диагностика, консультирование и лечение психических расстройств) 

Психоневрологический диспансер № 1 Василеостровского района. (врачи-психотерапевты, медицинские психологи, социальные работники) 
Адрес: 12-я линия В.О., 39, лит. Б 
Телефон: 328-80-89, 328-81-25 
Режим работы: понедельник - пятница: с 8-00 до 20-00, суббота с 8-00 до 14-00 

Психоневрологический диспансер № 2 Выборгского района 
Адрес: Фермское шоссе, 34 
Телефон 302-39-87, 302-39-85 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота с 9-00 до 15-00 

Психоневрологический диспансер № 3 Петроградского района 
Адрес: Татарский пер, 16, лит.А 
Телефон: 232-84-65, 232-57-01 
Режим работы: с 9-00 до 19-00, суббота с 9-00 до 15-00 

Психоневрологический диспансер № 4 Приморского района 
Адрес: Пудожская ул., 6 
Телефон: 235-54-51, 235-41-07 
Режим работы: с 9-00 до 19-00, суббота с 9-00 до 15-00 

Психоневрологический диспансер № 5 Красногвардейского района (врачи-психотерапевты, медицинские психологи, социальные работники) 
Амбулаторное отделение 
Адрес: шоссе Революции, 17 
Телефон: 227-66-46, 227-67-55, 227-66-09 
Режим работы: понедельник-пятница с 9-00 до 20-00, суббота с 9-00 до 15-00 
Психотерапевтический центр (психотерапевтическое отделение) 
Адрес: Заневский пр., 51, корп. 2 
Телефон: 574-63-00 
Режим работы: с 9-00 до 21-00 

Психоневрологический диспансер Психиатрической больницы №6 Центрального района (врачи-психотерапевты, медицинские психологи, социальные работники) 
Адрес: наб. Обводного канала, 9-а 
Телефон: 274-04-36 
Режим работы: с 9-00 до 19-00 

Психоневрологический диспансер №6 Колпинского района 
Адрес: г. Колпино, пр. Ленина, 1/5 
Телефон: 461-55-54, 461-45-91 
Режим работы: с 9-00 до 20-00 

Психоневрологический диспансер № 7 Кировского и Красносельского районов 
Адрес: Старо-Петергофский пр., 50 
Телефон: 251-93-31 
Режим работы: понедельник, четверг с 10-00 до 19-00; вторник, среда, 
пятница с 10-00 до 19-00 

Психоневрологический диспансер № 8 Московского района 
Адрес: пр. Ю. Гагарина 18 – 3 
Телефон: 378-60-80, 378-22-11, 378-20-12 
Режим работы: с 9-00 до 20-00 

Психоневрологический диспансер № 9 Невского района 
Адрес: Ивановская ул., 18 
Телефон: 560-35-24 
Режим работы: с 9-00 до 20-00 

Психоневрологический диспансер № 10 Адмиралтейского района 
Адрес: пер. Матвеева, 3 
Телефон: 714-16-03, 714-20-10 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота с 9-00 до 15-00 

Психоневрологический диспансер Фрунзенского района 
Адрес: Подъездной пер., 21 
Телефон: 314-04-21, 312-73-23, 315-51-59 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота с 9-00 до 15-00 

Кабинет психологической помощи для студентов Институт психотерапии и консультирования «Гармония» в Межвузовской поликлинике № 75 
Адрес: Кузнецовская ул., 9 
Телефон: 369-86-01 (предварительная запись) 

Городской консультативно-диагностический Центр для детей «Ювента» 
Адрес: Старо-Петергофский пр., 12 
Телефон: 644-57-57 регистратура, 251-00-33 круглосуточный телефон доверия 
Режим приема врачей уточнять в регистратуре и на сайте juventa-spb.info 

Центр восстановительного лечения «Детская психиатрия» 
им. С.С.Мнухина (сайт cvl.spb.ru) 
Адрес: ул. Чапыгина, 13 
Телефон: 234-12-12, 234-93-88 
Кризисно-профилактическое отделение Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия» 
Адрес: ул. Чапыгина, 13, телефон: 234-43-84 
Режим работы: круглосуточно, без выходных дней. 
Помощь оказывается анонимно, бесплатно. Отделение обслуживает жителей Петербурга и Ленинградской области. 
Консультативное отделение по лечению неврозов и речевой патологии у детей и подростков Центра восстановительного лечения «Детская психиатрия» 
Адрес: ул. Чапыгина, 13, телефон: 234-24-43, 234-54-04 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота с 9-00 до 16-00, воскресенье - выходной 

Районные детские психоневрологические диспансерные отделения 

Психоневрологическое диспансерное отделение №1 
Калининский, Выборгский районы 
Адрес: ул. Пархоменко, 20 
Телефон: 294-09-06, 294-08-62 
Режим работы: с 9-00 до 19-00, суббота, воскресенье - выходной 

Психоневрологическое диспансерное отделение №2 
Петроградский, Приморский, Василеостровский, Курортный районы 
Адрес: Ланская ул., 8 
Телефон: 496-00-11, 492-49-63 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота, воскресенье - выходной 
Прием врачей: 
Приморский р-н - Ланская ул., 8, с 9-00 до 19-00, телефон: 496-00-11 
Василеостровский р-н – ул. Кораблестроителей, 31/3 (Детская поликлиника № 24), с 9-00 до 19-00, телефон: 351-21-46 
Петроградский р-н – ул. Чапыгина , 13, телефон: 234-93-88 
Курортный р-н – пос. Песочный, Ленинградская ул., 52 
(Поликлиника № 70) Телефон: 596-72-94 
г. Кронштадт – ул. Зосимова, 13 (Детская поликлиника № 55), телефон: 435-17-23 

Психоневрологическое диспансерное отделение №3 
Кировский, Красносельский, Петродворцовый районы 
Адрес: ул. Новостроек, 24 
Телефон: 783-48-16, 784-70-85 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота, воскресенье - выходной 

Психоневрологическое диспансерное отделение №4 
Московский, Адмиралтейский (1/2 часть), Пушкинский, Павловский районы: 
Адрес: ул. Гастелло, 28, телефон: 373-55-67, 373-98-91 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота, воскресенье - выходной. 
Прием врачей: 
Московский р-н, Адмиралтейский р-н (1/2 часть) - 
ул. Гастелло, 28, с 9-00 до 19-00, телефон: 373-55-67 
г. Пушкин - ул. Красной Звезды, 27, телефон: 476-88-90, 373-55-67 
п. Шушары, п. Шушары (Пулковское отделение), п. Ленсоветовский, 
с/х Детскосельский, с/х Пушкинский, п. Славянка, п. Новая деревня - 
ул. Гастелло, 28, телефон: 373-55-67 

Психоневрологическое диспансерное отделение №5 
Невский, Красногвардейский районы 
Адрес: ул. Ольги Бергольц, 1 
Телефон: 365-02-24, 365-35-40 
Режим работы: с 9-00 до 20-00, суббота, воскресенье - выходной. 
Прием врачей: 
Невский р-н, ул. Ольги Бергольц, 1, с 9-00 до 19-00, 
телефон: 365-02-24 
Красногвардейский р-н, ул. Комунны, 32 (Детская поликлиника № 69), с 9-00 до 19-00, телефон: 527-28-12 

Психоневрологическое диспансерное отделение № 6 
Центральный, Адмиралтейский (1/2 часть), Фрунзенский районы 
Адрес: Подъездной пер., 21 
Телефон: 312-73-23. 314-16-42 
Режим работы: с 9-00 до 20-00. Суббота, воскресенье - выходной 

Ленинградский областной Психоневрологический диспансер 
Обслуживает жителей Ленинградской области по направлению врача 
Адрес: Лиговский пр., 44, лит. Б 
Телефон: 575-60-06 (регистратура), 575-79-97 
Режим приема врачей и какие районы Ленинградской области принимаются специалистами диспансера следует уточнять в регистратуре.

Миф о красоте. Что уродливого в конкурсах красоты?

Автор статьи, Дарья Серенко на примере конкурса красоты иллюстрирует пример двойных посланий, где теряется связь между декларируемым и реальным положением дел. Демонстрация тела как "достояния", которому приписывается "нравственные ценности", способность к развитию, успеху, взаимодействию с людьми, личному счастью. В ясном контексте товарно-денежных отношений в подобном видении нет конфликта. Но проникая в умы массового сознания, когда опираясь лишь на параметры тела человеку приписываются способности характера, ловушки контекста сложно избежать. И тогда вместо того, чтобы развивать коммуникативные способности, разрешать свои внутренние конфликты, учиться налаживать отношения с другими людьми, масса женщин (и все чаще мужчин) работают над своими телами.

МИФ О КРАСОТЕ: ЧТО УРОДЛИВОГО В КОНКУРСАХ КРАСОТЫ?

19 сентября исполнилось 130 лет со дня первого международного конкурса красоты. В честь этого события я, Дарья Серенко, мисс лагеря Покрышкино — 2008 (Омск), решила заполнить заявку на конкурс «Мисс Россия» и подумать о том, как подобные конкурсы конструируют вредный для многих женщин миф о красоте.

Хочу обратить ваше внимание на несколько пунктов анкеты «Мисс Россия»:

1) у меня не должно быть татуировок;

2) мне должно быть не больше 23 лет;

3) я не могу быть замужем или быть беременной;

4) в соцсетях у меня не должно быть «неприличных» фото (критерии «неприличности» никак не обозначены).

Кроме этого, я, понятное дело, должна указать свои параметры (рост не ниже 173 см), приложить фото и дать ссылки на свои страницы в социальных сетях. Для первого этапа отбора этого, видимо, достаточно.

Мне 25 лет, я замужем, у меня четыре татуировки, сравнительно низкий рост и нулевой размер груди, а в моем «Инстаграме» есть фото в нижнем белье. Нет, я не обижаюсь на то, что не могу быть «Мисс Россия», не завидую более красивым (с точки зрения устроителей таких конкурсов) конкурсанткам. Я просто предлагаю использовать свой случай и то, как я не вписываюсь, для анализа ситуации.

Что же такое «стандартная» женская красота? Какой образ женщины нам транслируют и какую смысловую нагрузку он несет? Я посмотрела четыре выпуска «Мисс Россия», два выпуска «Мисс Мира», около десяти видео университетских конкурсов («Мисс Вышка», «Мисс МГУ», «Мисс Очарование» МГТУ им. Баумана), 20 аккаунтов финалисток разных лет.

Процитирую некоторые из задач конкурса:

«…Создать из обладательницы короны «Мисс Россия» символ новой, успешной, красивой, интеллектуальной и развивающейся России»;«…Создать из национального конкурса «Мисс Россия» общественную площадку для пропаганды здорового образа жизни, нравственных и семейных ценностей»;«…Превратить национальный конкурс «Мисс Россия» в трамплин успеха для участниц»;«…достойно представлять Россию, обеспечивая участие россиянок — обладательниц титула «Мисс Россия» на международных конкурсах «Мисс Мира» и «Мисс Вселенная», тем самым укрепляя позитивный образ России в международном сообществе».

Как мы видим из этого списка, на победительницу ложится вполне предсказуемая политическая нагрузка, соответствующая социокультурной политике нашей страны: демонстрировать духовность, традиционные семейные ценности, патриотизм и т. д. Ведущие конкурса неоднократно подчеркивали, что красивые девушки — это «достояние нации», что «Россия всегда славилась красотой женщин». Женщина и женское тело в данном случае — это проекция России, ее символ, то, что нельзя отнять и присвоить — то есть неотъемлемая собственность государства. Интересно, что декларируя все эти высокодуховные ценности, показ в купальниках никто отменять не собирается. Интересно и то, что участницы «Мисс Россия» не могут быть замужем или беременными, хотя, казалось бы, что может пропагандировать семейные ценности лучше, чем акцент на том, что участницы состоят в законном браке и фертильны? Таким образом, девушки оказываются заложницами двух противоречащих друг другу концептов — сексуальности и невинности. Любое неверное движение в ту или другую сторону приведет к тому, что девушка будет записана или в «шлюхи», или в «дети». А запрет татуировок, на мой взгляд, — еще один механизм контроля. Татуировка — это слишком яркий знак свободы распоряжения собственным телом (по мнению конкурса, видимо, на грани с развязностью), это слишком выделяющаяся деталь, причем деталь, выбранная самой девушкой. Все тела в рамках конкурса красоты должны быть максимально одинаковыми и нейтральными.

В положениях разных конкурсов красоты я несколько раз встречала формулировку — «ценится естественная красота». Концепция «естественности» тоже размыта и полна противоречий: естественно ли удалять дефекты кожи лазером? эпилировать зоны бикини, подмышек и ног? красить волосы? наносить макияж? Под естественностью подразумевается конструирование естественности — приведение своего тела к той норме, которую ожидают от женского тела, но без неудобных экспериментов с женственностью. Среди участниц «Мисс Россия» нет ни одной девушки с короткими волосами или необычной укладкой: только распущенные завитые волосы или прическа — «корона». Эксперименты с национальностью тоже имеют свои пределы: девушки неславянской внешности из республик ни разу не становились «Мисс Россия» (участницы конкурсов говорят, что азиаток отметают сразу).

Как оказалось, не только все тела на конкурсе должны быть примерно одинаковыми, но и слова. На конкурсы красоты за все время их существования обрушилось так много справедливой критики, что многие организаторы пытались выйти из ситуации так: что их конкурс не столько про красоту внешнюю, сколько про внутреннюю — талант, ум и силу участниц. Участницы соревнуются не только в параметрах, но и в благотворительности, показывают «номера», отвечают на вопросы. Интересно, что эти попытки сделать конкурс менее однозначным делают его однозначным еще больше: непонятно, зачем тогда судить девушек по внешним данным, если можно просто сделать конкурс проектов или талантов. На «Мисс Россия»- 2018 каждая вторая девушка в интервью говорит, как ей важно саморазвитие и «душа», что за ее внешней красотой есть огромная внутренняя (та самая «Россия»), что конкурс стал невероятным стартом, помог ей поверить в себя, научиться держаться на сцене. Я думаю, что это правда: для многих девушек конкурс красоты может стать путевкой в жизнь, поворотным и важным событием. Я не хочу обесценивать их чувства.

Однако здесь лично я задумалась: почему у нас недостаточно социальных лифтов для девушек из маленьких и больших городов? Почему для того, чтобы научиться держаться на сцене, быть интересной для публики или раскрыть свои таланты, ей нужно идти именно на конкурс красоты и одеваться в купальник? В аналогичной ли ситуации находятся мужчины, когда пытаются пробиться в большой мир? Симметрично ли количество мужских конкурсов красоты женским (спойлер: мужских конкурсов красоты очень мало)? Приведу здесь важную цитату гендерной исследовательницы Елены Гаповой из статьи “Полный Фуко: тело как поле власти”: “Эти женщины могут стать видимыми, только раздевшись: одетыми их никто не увидит”.

Но особенно меня заинтересовало действие, заявленное в «Мисс Россия» как «интеллектуальный конкурс» (на «Мисс Мира» это называлось более обтекаемо – «интервью»). Происходит оно следующим образом: десять финалисток по очереди вызываются ведущими, каждой из них задается по вопросу на заранее заданную тему. Вопросы сформулированы так: «Какая картина вас вдохновляет?», «Однажды ученый Жан-Батист Ламарк (извините, девушки, что я умничаю) сказал о красоте следующее… А что для вас красота?», «Какой вы видите себя через 20 лет?». То есть все они так или иначе отсылают вовсе не к эрудированности девушек. В российском шоу ведущий произносит вопросы для девушек чуть ли не по слогам, а после каждого ответа покровительственно резюмирует и «переводит» то, что они сказали. В отличие от «Мисс Мира» в нашем конкурсе не задается политических или общественно-значимых вопросов. Такое состязание оставляет ощущение не интеллектуального соревнования, а констатации – «посмотрите, красивая, а разговаривает». Но по ограниченности вопросов ясно: красивая девушка здесь должна уметь поддержать разговор, услаждать таким образом не только взор, но и слух, а интеллектуальную компетенцию оставить при этом мужчине

Конкурсы красоты — лишь один из механизмов гигантской индустрии, производящей «женскую красоту». Стандарты красоты подаются как нечто здоровое, вечное и «идущее от природы», а не как что-то искусственно сконструированное. При этом игнорируется история телесности: стандарты красоты меняются, и те, кто нам кажутся некрасивыми сегодня, были бы эталонно красивыми раньше.

Необходимо постоянно разоблачать эти противоречия и нестыковки и расширять разнообразие допустимого, ведь стандартизация красоты, несмотря на все ее отсылки к здоровью, влияет на многих женщин самым нездоровым образом: нормой становится недовольство собственным телом, переживание по поводу веса. Мало кто говорит о том, что расстройства пищевого поведения ( это целый спектр ментальных расстройств — булимия, анорексия и т. п.) — это преимущественно женские проблемы (более 80 % страдающих от РПП — молодые девушки). О том, что пластические операции также в основном делают женщины, которых окружающие потом стыдят за это, уличая их в неестественности.

Я, конечно, упрощаю, но конкурсы красоты поддерживают потребительское отношение к женской телесности. И в нашем случае подкрепляет его тот самый пафос духовности и патриотизма, возложение на женщину государством некой особой «миссии». Получается, что, отходя в сторону от стандартов красоты, женщина в общественном сознании автоматически отходит и от других нормативных положительных качеств «настоящей» женщины (кротости, скромности, нежности и т.д.).

И я каждый день убеждаюсь в этом на собственном примере. Мне говорят, что я неженственна, а значит, буду плохой матерью, спрашивают, устраивает ли моего мужа, что у меня есть тату и фотографии в нижнем белье, обвиняют в том, что я подрываю духовность своего народа (!) одним своим существованием и тем, что живу с той внешностью, с которой мне комфортно.

Автор: Дарья Серенко

Как еда сближает страны и сохраняет мир.


Согласно исследованиям ученых, путь к мировому спокойствию лежит через национальную кухню: чем больше блюд различных народов мы пробуем, тем проще нам поставить себя на место жителей других стран. О том, как еда может стать мостиком между враждующими государствами, рассказывается в материале издания Nautilus. «Теории и практики» выписали главное.

Антропологи и психологи считают, что, когда мы знакомимся с национальными блюдами других народов, нам становится проще понять людей, которые, казалось бы, совсем на нас не похожи. Важнейшую роль в этом процессе играют эмоции. Как объясняет эволюционный психолог и автор книги «The Omnivorous Mind» Джон С. Аллен, структура под названием гиппокамп, ответственная в нашем мозге за память, связана с нашим обонянием и входит в лимбическую систему, которая участвует в регуляции эмоций. Поэтому еда может вызывать у нас сильный эмоциональный отклик. Особенно стойкие ассоциации между блюдами и воспоминаниями устанавливаются в детстве. Вполне возможно, мы даже не осознаем этой связи, а воспоминание вызвано не тем же самым блюдом из прошлого, а чем-то похожим.

Аллен рассказывает, что в любой кухне мира найдутся такие консистенции и вкусы, которые нравятся абсолютно всем. Например, во всем мире любят хрустящую еду (неважно, это мясо на гриле или свежие овощи). Поэтому хрустящие блюда могут привлечь наше внимание вне зависимости от того, к какой кухне они принадлежат. Аллен добавляет, что эта привязанность объясняется нашим далеким прошлым: предки-приматы считали, что, если растение хрустит, значит, оно свежее и его можно есть. Кроме того, этот звук ассоциировался и с хитиновым покровом богатых протеинами насекомых.

По мнению психолога, подобные ассоциации, которые связаны с универсальными качествами блюд, могут усилить нашу реакцию. Например, Дэвид Чанг, основатель сети ресторанов Momofuku в Нью-Йорке, однажды увидел, как три корейца плачут над своими мисками куриного супа с клецками. Казалось бы, это вполне западное блюдо, но Чанг догадался, в чем дело: «Наш куриный суп с клецками — это, по сути, то же самое, что и корейский суп суджеби. В обоих случаях человек чувствует насыщенный вкус умами, хотя первое блюдо делается на мясном бульоне, а во второе входят сушеные анчоусы и водоросли». Такое внезапное напоминание о родной культуре потрясло посетителей: они заказали куриный суп, но вкус напомнил им еду их страны.

«Когда мы едим, рассказываем истории, смеемся, у нас вырабатываются эндорфины. Общение людей из разных групп помогает избавиться от предрассудков и относиться с большей эмпатией к представителям других сообществ»

В 2010 году Джон Рубин, художник и преподаватель искусств в Университете Карнеги — Меллон, решил показать, что благодаря пище мы учимся ценить другие культуры. Вместе с художницей Дон Велески они открыли в Питтсбурге ресторан Conflict Kitchen. В меню были национальные блюда государств, с которыми США находились в конфликте (например, Палестины и Северной Кореи). По словам основателей, с помощью своего проекта они хотели «пробить броню» посетителей и поместить их в ситуацию, которая изначально кажется им совершенно чуждой и не самой комфортной.

Знакомство с кухней других стран улучшает наше отношение к этим странам. Правительства Таиланда и Южной Кореи стараются максимально увеличить число своих кафе за границей; таким образом они укрепляют внешние культурные связи. После того как Трамп запретил гражданам Сирии, Ирана и других государств въезжать в США, многие рестораторы стали организовывать обеды и ужины, на которых подавались национальные блюда этих стран.

В недавнем исследовании психолог Робин Данбар установил, что совместные обеды позволяют нам стать ближе и начать доверять друг другу. Когда мы едим, рассказываем истории, смеемся, у нас вырабатываются эндорфины; в том числе благодаря этому мы испытываем симпатию к тем, кто сидит с нами за одним столом. В то же время общение людей из разных групп помогает избавиться от предрассудков и относиться с большей эмпатией к представителям других сообществ. Тут можно вспомнить поваренную книгу «Jam Session», в которой делятся своими рецептами матери из Израиля и Палестины — посетительницы форумов организации Parents Circle — Families Forum. В нее входит более 600 семей, которые потеряли близких в связи с палестино-израильским конфликтом. Как пишет израильская газета Haaretz, во время работы над книгой женщины много общались, обсуждали семейные рецепты — и в результате увидели, что, несмотря на борьбу между государствами, их культуры друг другу не враждебны; и там, и там живут не противники, а обычные люди.

Ксения Донская

Пусть мама услышит: почему мы привязываемся к тем, кто делает нам больно.

В терапии клиентов с нарушениями питания мне часто приходится слушать истории пережитого насилия. И не всегда это физическое и эмоциональное насилие в неблагополучной семье. Эмоциональная глухота к потребностям или эмоциям ребенка может быть и в образцовых семьях, где родители очень любят и заботятся о ребенке, но не могут понять или отнестись со всей серьезностью и уважением к его чувствам. На нашем тарабарском языке это называется недостаточное контейнирование со стороны значимых лиц. Полученный опыт учит ребенка быть таким же тугоухим к собственным чувствам. А вот здесь закладывается основа для травматических отношений во взрослом опыте. Жертвы насилия даже понимая, как им плохо, часто остаются в травмирующих отношениях и с большим трудом выходят из них.
Логика "осторожно, грабли" не работает там, где нарушена ранняя привязанность, где любовь и забота плотно переплетены с недостатком контейнирования. Самой природой предполагается, что малыш должен находиться в заботливых и безопасных условиях, где он безоговорочно доверяет взрослому. 
Как происходит сбой биологической программы заботы о ребенке и как происходит подмена забота/насилие, к каким последствиям ведёт рассказывает Дэвид Сапольски с точки зрения биологии.

 

 

https://theoryandpractice.ru/posts/17056-pust-mama-uslyshit-pochemu-my-privyazyvaemsya-k-tem-kto-delaet-nam-bolno

Группа, зачем она нужна?

23.11.2017

Решила собрать основные вопросы, которые приходили на почту или обсуждались на предварительной встрече перед группой. 

ЗАЧЕМ НУЖНА ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ВСТРЕЧА?
Предварительная встреча нужна для того, чтобы познакомиться с ведущим группы и ведущему с будущим участником, задать вопросы, прояснить сомнения и тревоги, убедиться, что решение участвовать в группе — правильный выбор, сформулировать свой запрос и поставить цели на участие в группе. Предварительная встреча обычно занимает 30-40 минут. Она бесплатна, нужно лишь совместить удобное время для встречи. 

ПОЧЕМУ ИМЕННО ГРУППА?
Групповая психотерапия – один из наиболее эффективных видов современной психотерапии, при котором участники решают свои проблемы, развиваясь при помощи и участии целой группы людей. Главным целительным инструментом остается межличностное взаимодействие участников; ведь когда на наши слова, чувства, действия открыто реагируют несколько разных людей, эти реакции уже невозможно игнорировать. Это помогает лучше понять себя и свои установки по отношению к другим людям, увидеть последствия этих отношений. Таким образом, с одной стороны, группа становится зеркалом, в котором отражаются отношения с собой и другими, а с другой - сочувствующим, соучаствующим агентом по изменениям. Чувство общности, сплоченность, принятие, надежда, поддержка, взаимное обучение, обмен опытом – вот далеко не все лечебные факторы, которые позволяют участникам группы достичь своих целей: снизить тревогу и напряжение в контакте с другим, преодолеть одиночество и отчужденность, разрешить внутренние конфликты и межличностные конфликты, обрести опыт принятия в доверительных отношениях, вернуть себе уверенность и спонтанность, и в результате — повысить качество своей жизни. 

ЧТО ЗНАЧИТ ДОЛГОВРЕМЕННАЯ ГРУППА? ЭТО СКОЛЬКО ПО ВРЕМЕНИ?
Да, словосочетание «долгосрочная группа» может пугать своей неопределенностью. Сколько должна длиться группа, чтобы возникло понимание смысла своего участия в процессе? Для начала - минимум 10-12 встреч. Группе как сообществу необходимо время, чтобы участники могли что-то по-настоящему о себе рассказывать, приоткрываться. Появится понимание себя в группе, понимание другого. Как идёт общий процесс, куда он идёт, что он мне дает, как лично я на него влияю, как не влияю и почему? Тогда уже и стоит делать первые выводы, продолжать или нет. Уйти можно в любой момент, эта свобода есть у каждого, но тогда есть риск преждевременного ухода, когда причины ухода остаются не осознанными. А главное — может произойти подтверждение болезненной установки, которая мешает строить доверительные отношения с людьми, используя диеты, переедание, голодание, алкоголь, спорт, работу как замену отношениям. «Меня не понимают», «я не нужна/не нужен», «мир опасен», «нельзя никому доверять» и т.д. Поэтому 10-12 встреч желательны для посещения.
Ну, а максимальный срок своей работы в группе будет определяться самим участником в зависимости от его целей.
По мере того, как одни участники завершают терапию и покидают группу, в неё приходят новые люди. Количество участников всегда ограничено. Не более 10 человек.

КАК ПРОХОДИТ РАБОТА В ГРУППЕ? 
Долговременная динамическая группа со стороны выглядит как разговор самых обычных людей друг с другом. Эдакий мир в миниатюре. Самые обычные люди разных профессий, возраста, социального положения встречаются и...вступают в силу знакомые реакции, знакомые проблемы. 
Глупость платить за то, чтобы сталкиваться со сложностями, которых и так полно в жизни, скажете вы. И будете правы. Цель группы не в том, чтобы сталкивать участников со сложностями, цель группы — научиться находить выход из сложных ситуаций, исследовать, как они возникают, если сложности носят системный, повторяющийся характер. Не заедать, не запивать, не подавлять, не «заболевать» (соматизировать), не смещать на работу, опеке о других, а исследовать и разрешать внутренние и внешние конфликты, научиться с ними взаимодействовать, а заодно и с другими людьми. 
Вряд ли вы достигнете полного дзена, проблемы есть и будут, но вот справляться с жизнью будет явно легче. 

ПРЕИМУЩЕСТВО РАБОТЫ В ГРУППЕ.

Взаимное обучение. 
На группе можно более глубоко изучить свой стиль общения, выявить его ограничения и сильные стороны, приобрести более эффективные социальные навыки. Иногда это обучение происходит на своём собственном опыте в «здесь и сейчас», а иногда и на чужом.
Обратная связь. Можно задать волнующий вопрос и услышать честный ответ от участников, их чувства и реакции. Именно такое «групповое зеркало» помогает увидеть себя со стороны.

Альтруизм- базовая человеческая потребность. Возможность сопереживать, понимать, поддерживать другого способствует личностному развитию и повышает самооценку, и наоборот — принимая поддержку, сочувствие, внимание способствует развитию способности опираться и доверять другому. 

Многообразие опыта. На группе происходит обмен и знакомство с жизненным опытом участников, где можно узнать несколько вариантов решения различных ситуаций.

Перенос в группе. В группе обязательно найдутся те участники, которые вызывают сильные эмоциональные реакции и чувства. Как правило они напоминают значимых людей из прошлого и запускают привычные паттерны поведения. Проработка этих чувств и не осознаваемых связей, проживание болезненных ситуаций позволяют прервать привычное поведение, которое может мешать в жизни, и обрести бОльшую свободу и радость жизни.
 

Ложечку за маму, ложечку за папу.

Add Date here

Вышла моя статья на сайте Littleone

 


http://www.littleone.ru/articles/more/zdorovieipsihol

Slow Life. Чему нас учит культура замедления.

21.03.2018

Add News Story Slow life -"все начиналось с еды"))

Эта длинная статья является скорее набором ссылок на исторические факты и авторитеты. И все они подводят к одной единственной мысли - жить медленнее и наполнено лучше чем быстро и переполнено. А все начиналось с кампании slow food против макдональдса в Италии.
https://monocler.ru/slow-life/

В соответствии с фигурой.

02.02.2018

Интересная, остросоциальная статья о моде, женщине, сексуальности и свободе. 

 

http://polit.ru/article/2010/05/25/vainshtein/

 

ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАЕЛИСЬ? КАК НАКОРМИТЬ СВОЙ ГОЛОД.

18.03.2017

Чем же кормить свой голод, чтобы не засыпать с мучительной мыслью "как похудеть, объедаясь на ночь". 
Секрет насыщения очевидно прост.

ЕШЬТЕ ТОЛЬКО ТО, ЧЕГО ВАМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ХОЧЕТСЯ.

Без правил или ограничений, без подсчета калорий или подробного изучения состава, без деления на здоровую или нездоровую еду. 

Когда мы пытаемся взять еду под контроль, на самом деле мы теряем контроль над ней. После длительного периода отказа от продукта под знаком "вредный" и "калорийный", наступает момент "что-то щелкнуло в голове, а когда очнулась - уже объелась". Помните фильм "Шоколад", где один из главных героев назначил эту сладость главным грехом города, который сотрясает устои добропорядочных жителей городка, объявляет шоколатье чуть ли не ведьмой, а в конце фильма буквально набрасывается на гонимый им же греховный продукт, сметая все рамки и приличия? А сколько раскаяния, вины, бессилия испытал он потом... Знакомые переживания, не правда ли? Профессиональные диетчики поймут.

Все дело в том, что сознательно отказываясь от еды, делая ее греховной, бесполезной, вредной, опасной (нужное подчеркнуть), бессознательно она становится вожделенной, манящей и самой вкусной. 
В момент радости, горести или просто по рассеянности кусочек запретной еды может оказаться во рту как бы случайно, порождая противоречивые чувства удовольствия, стыда и страха. 
Как способ справиться с этими тяжелыми переживаниями зачастую выступает мысль "ну, если уж грех совершен, буду грешить по полной", и съедается все подчистую, не взирая на мольбы и угрозы желудка. Быстро, много, словно воруя еду. Как итог, насыщения вкусом нет, есть тяжесть в желудке и чувство разочарования. 

Если вам хочется вкуса того же шоколада, это значит, что именно он насытит в настоящий момент. Ни морковка, ни яблоко, ни цельнозерновой хлеб. Шоколад. 

Вкусная, дарующая радость еда, заслуживает уважения и внимания.

Пауза. Позволяет отдохнуть вкусовым рецепторам, чтобы следующий кусочек оказался таким же насыщенным по вкусу, как и первый.

Концентрация. Попробуйте прожевать хотя бы один кусочек еды с закрытыми глазами и вы оцените разницу.

И в окончании, небольшое задание. Напишите свой список продуктов, которые вы относите к неправильным, вредным или несбалансированным. К списку относятся также правила, ограничивающие свободный доступ к еде, например: не есть после шести или не сочетать белок и углеводы. 

А когда напишите, попробуйте постепенно, в комфортном для себя темпе расширять границы норм и правил, передавая власть контроля самоуправлению организма. 

Будет интересно узнать о вашем опыте или вопросах. 

С уважением к вам и вашему голоду,

Мадина Каирова.

16 неприятных ощущений, которые говорят на самом деле, что вы на правильном пути.

11.03.2017

Дискомфорт - неотъемлимый спутник изменений.

Чувство, словно вы вновь переживаете свои детские страхи.

Вы обнаружите, что во взрослой жизни сталкиваетесь с проблемами, с которыми боролись, будучи ребенком. И хотя, на первый взгляд, это выглядит, словно вы не вынесли из них урока, на самом деле это означает, что вы начинаете осознавать, почему думаете и чувствуете таким образом. А это – первый шаг к переменам.

Чувство «потерянности» и бесцельности.

Чувство потерянности, на самом деле, является признаком того, что вы стали больше присутствовать в собственной жизни. Вы меньше живете воспоминаниями и мыслями о будущем, и больше пребываете в настоящем времени.

Пока вы не привыкли к этому – вам будет казаться, словно вы сбились с пути. Но помните, что на самом деле все наоборот.

Замутненность «левого полушария мозга«.

Чаще используя правое полушарие (более полагаясь на интуицию и эмоции), вам может показаться, что функции «левого полушария» стали терять свое значение. Внезапно стали трудно даваться такие вещи, как концентрация, организованность и память на мелкие детали.

Эмоции начинают прорываться тогда, когда они «решают» стать признанными. И наше дело – перестать с ними бороться и противиться им. Чтобы получить власть над ними – их, вместо этого, следует осознать.

Нарушение режима сна.

Вы будете спать гораздо больше или меньше обычного, вы будете просыпаться среди ночи, потому что не можете перестать думать о чем-то. Вы окажетесь полны энергии либо полностью истощены.

Происходят события, изменяющие привычный ход жизни.

Вы вдруг вынуждены переехать, развестись, потерять работу, разбить автомобиль, и т.д.

Сильная потребность побыть одному.

В какой-то момент вы разочаровались в идее проводить каждые выходные с друзьями. Чужие проблемы стали истощать вас больше, чем они интриговать. Скорее всего, это говорит о том, что вы прошли «перепрошивку».

Эмоциональные, яркие сновидения, которые вы почти всегда запоминаете в деталях.

Если сны – это то, как подсознание общается с вами (или проецирует изображение вашего опыта), то, безусловно, ваше пытается что-то вам сказать.

У вас становится меньше друзей.

Вам все более некомфортно в компании негативно настроенных друзей. Главная проблема таких людей в том, что сами они редко осознают свой пессимизм, а сказать им об этом как-то некомфортно. Поэтому вы понемногу начинаете игнорировать старых друзей.

Чувство, что рушатся все ваши мечты.

Возможно, в данный момент вы не осознаете, что движетесь к реальности, которая лучше, чем та, о которой вы мечтали, и которая в большей степени соответствует вам теперешнему, а не тому, кем вы себя когда-то представляли.

Чувство, что ваши мысли – ваш злейший враг.

Вы начинаете понимать, что ваши мысли действительно формируют ваш опыт. Но это часто не так, до тех пор, пока нашему терпению не приходит конец. После этого мы пытаемся начать их контролировать – и вот тогда-то понимаем, что мы всегда их контролировали.

Неуверенность по поводу того, кто вы есть на самом деле.

Ваши последние иллюзии о том, кем Вы «должны» быть, растворились. Вы чувствуете неуверенность из-за неопределенности!

Вы находитесь в процессе развития. Когда все меняется в худшую сторону, мы не чувствуем неуверенности – мы сердимся и закрываемся.

Другими словами, если вы испытываете неуверенность или неопределенность – это, как правило, ведет к чему-то лучшему.

Понимание, какой длинный путь вам еще предстоит.

Вы осознаете это потому, что можете сказать, куда стремитесь. Это означает, что вы, наконец, знаете, где и кем вы хотите быть.

«Знание» вещей, которые вы предпочли бы не знать.

Понимание того, что кто-то на самом деле чувствует, или, что отношениям пришел конец, либо, что вы больше не можете быть на этой работе. Причина «иррациональной» тревоги прячется в подсознательном ощущении, которое пока не принимается всерьез из-за своей, казалось бы, нелогичности.

Сильное желание говорить за себя.

То, что вы начинаете сердиться на себя за то, сколько вы позволяли себе оставаться безучастными, лишали себя слова, или сколько вы позволяли голосам других людей звучать в вашей голове – это знак того, что вы, наконец, готовы перестать их слушать, и, в первую очередь, начать любить и уважать себя.

Осознание, что только вы ответственны за вашу жизнь и ваше счастье.

Подобная эмоциональная автономия ужасает, поскольку, если вы запутались, вся ответственность ложится на Вас.

В то же время, осознание этого – единственный способ быть по-настоящему свободным. В этом случае, игра стоит свеч.опубликовано econet.ru

 

 

ЕШЬ ТО, ЧТО ЛЮБИШЬ, ЛЮБИ ТО, ЧТО ЕШЬ - ГЛАВНЫЙ ПРИНЦИП ПИТАНИЯ

02.03.2017

 

 

  • Что нужно знать о еде, чтобы быть здоровым, подтянутым, спортивным и успешным? 

  • Вся индустрия красоты и диетологии говорит о том, что знать нужно много. Очень много. Что полезно, что вредно, в какое время суток нужно есть, чтобы еда усваивалась и не зашлаковывала организм. Есть — большой труд. А если ты беспечен и ешь все что хочешь, когда хочешь, то недостоин называться продвинутым и осознанным землянином.  

Именно в этом состоянии приходят мои клиенты на группу по осознанному питанию.

  • Вовлеченные  в диетическую культуру они оказываются  отделенными от врожденной мудрости тела, которое само умеет регулировать голод и сытость, отдавать предпочтение тем или иным вкусов, выбирает физическую активность.

  •  Вместо этого диетическая культура призывает быть голодными, есть продукты, которые не нравятся и испытывать вину за продукты, которые приносят удовольствие, провоцируя переедание и набор веса. Еда и движение ради удовольствия, радости, а значит здоровья встречаются очень редко. Навязывает социальные стандарты, когда с тревожностью и неуверенностью думаешь, как тебя оценят другие.   

  • Но есть смельчаки, которые никогда не задумываются о еде до тех пор, пока не проголодаются. А когда проголодаются, интуитивно едят то, что им нравится вопреки ограничительной культуре диетического питания.  

  • Как им это удается?   

  • По всей видимости, им удается доверять своему телу и опять таки интуитивно, во многом бессознательно проверять свою мотивацию есть. Вот несколько вопросов, которые они задают себе, прежде чем приступать к еде.   

  • 1) Почему они хотят есть? Ответ очевиден, они нуждаются в энергии и едят когда голодны.  

  • 2) Что они едят? То, что им нравится (диетчики отчаянно им завидуют за такую наглость). Возможно, они не столь скурпулезно изучают последние тренды полезной/вредной еды и просто получают удовольствие от вкуса и насыщения. Может у них мощная сила воли? Но как оказалось, еда без запретов приносит удовольствие телу и при этом не имеет власти над умами.  

  • 3) Как они едят? Цель их трапезы — чувствовать себя после еды лучше, чем до нее. Поэтому у них нет проблем с тем, чтобы остановиться, когда наступает приятное насыщение. Ведь когда они проголодаются, они снова будут есть. Легко оставляют недоеденные кусочки. Наверное потому, что их мамы не знали о голодающих детях Африки и не хвалили за чистые тарелки.  

  • 4) Как они двигаются? Опять же в удовольствие, потому, что хочется. Приятно чувствовать тонус с теле.   

  • Что происходит, когда эта тонкая настройка на тело нарушается?  

  • Есть хочется уже потому, что пришло время, вкусно, грустно, жалко, навалилась усталость, наступил праздник или лето дождливое нынче. И вряд ли это будет сытная еда. Скорее всего шоколад или чипсы — то, что отвлекает. То, почему хочется есть определяет в итоге выбор еды.   

  • А поскольку понимать мотивацию есть не всегда хочется или попросту нет времени, то основная проблема тех, кто переедает — есть быстро, на бегу, мультизадачно решая различные задания по ходу. Компьютер, просмотр фильма, чтение книги или статьи вместе с едой - распространенная привычка среди тех, кто переедает. Сложно замедлиться, когда голос диетического тирана гремит и сыплет запретами. От этого страшно и тревожно. Еда на автопилоте заканчивается когда тарелка опустела или желудок явно переполнился.  

  • Есть медленно с диетическим мышлением невозможно, потому как либо невкусно, либо запретно.   

  • А что касается движения и спорта, то они нужны вовсе не для тонуса и радости - это плата за еду. «Поел — нужно отработать», часто слышу я от клиентов. Обычно спорт и физическая активность используется как наказание за булочку или право ее заслужить. Поэтому на предложение больше двигаться, люди с опытом диет смотрят с тоской.   

  • Есть медленно и осознанно — не вопрос контроля над питанием или отказа от него. Это возможность быть включенным и с любопытством наблюдать, как реагирует твое тело, мысли и чувства на тот или иной вкус. Быть включенным в процесс еды значит есть то, в чем нуждается тело и одновременно любить эту еду.  


Эти навыки постепенно формируются на группе. Она уже перевалила за экватор, и участники отмечают, что наедаются меньшим количеством еды, тоньше чувствуют ее вкус, лучше понимают свои чувства и отслеживают связь эмоции - переедание.  

Закономерно следующими за вопросом «а что я сейчас хочу съесть?», следуют вопросы «как я живу?», «как я хочу жить?», «что можно сделать, чтобы жить как я хочу?». И получают ответы и поддержку друг друга.  

Хорошо от этого.  

Шесть вещей, которые стоит знать мужчинам о расстройстве пищевого поведения.

14.02.2017

Пищевые расстройства это не только "женская тема"
Люди всех гендеров, возрастов, рас и сексуальных ориентаций страдают от пищевых расстройств и борются с проблемами восприятия своего тела, но большинство исследований пищевых расстройств вертится вокруг молодых белых женщин. 
В прошлом десятилетии вопросу влияния этих проблем на мужчин начало уделяться больше внимания. Вот шесть вещей, которые вам следует знать:

1. Мужские пищевые расстройства становятся все более повсеместным - или же просто большее количество мужчин оказываются достаточно смелыми для того, чтобы искать помощи. В январе 2013 исследование установило, что 10-15 процентов страдающих анорексией и булимией - мужчины. По данным британского NHS (national health service/национальная служба здравоохранения) число мужчин, обратившихся за медицинской помощью в связи с пищевыми расстройствами, возросло до 66 процентов за последнее десятилетие. Непонятно, свидетельствуют ли эти сигналы о том, что увеличивается число мужчин, борющихся с расстройствами питания, или же о том, что улучшается уровень осведомленности о том, как и где получить помощь, или и то, и другое. 

2. Мужчины тоже находятся под влиянием изображений "идеальных" тел знаменитостей. "The Mask You Live In" ("Маска, в которой ты живешь"), новый документальный фильм Дженнифер Сибель Ньюсом, изображает то давление, которое общество оказывает на маленьких мальчиков, с целью заставить их "вести себя по-мужски". Мускулистые тела мужчин в тонусе в масс-медиа, пожалуй, приносят столько же вреда, что и стройные, бледные женские тела. 

3. Расстройства питания у мужчин могут быть связаны с опытом сексуального домогательства. Исследование мая 2013 года установило, что среди участников, студентов колледжей, мужчины, пережившие сексуальное домогательство, более склонны принимать слабительное, чем женщины, имеющие подобный опыт. 

4. Мужчинам, критичным к своим телам, сложнее построить романтические отношения. Согласно исследованию апреля 2013, чем тщательнее участник осматривал и судил свое тело, тем больший стыд за него он испытывал. И далее мужчины, испытывающие сильный стыд за свое тело, не чувствовали надежды на романтические перспективы. 

5. Лечение часто ориентировано на женщин, что может отвратить мужчин от поиска помощи. В декабре 2007 Сэм Лански поделился своим опытом прохождения лечения в полностью женском обществе. Лански пишет:
"Мне и в голову не приходило, что будет так трудно найти лечение от расстройства пищевого поведения, будучи мужчиной - после моего опыта реабилитации я решил, по глупости, что это будет так же просто, как преодоление всех других проблем, с которыми я справлялся с переменным успехом... Я благодарен за то, что я первый мужчина, прошедший через эту программу. Благодарен за то, что я занял место в истории в качестве пионера, который был частью группы сильных, испуганных, могущественных женщин, и обнажил перед ними свою боль. 

6. Для мужчин огромной проблемой является объяснение своей проблемы родным и друзьям. "И для женщины трудно получить помощь и быть воспринятой всерьез, а мужчины должны еще смириться с клеймом, которое бросит вызов тому, как люди видят их мужественность и сексуальность" (активист нарушений пищевого поведения и блоггер Мэт Вестель для The Huffington Post, август 2011)

Эти исследования и личные истории мужчин с пищевыми расстройствами проясняют некоторые вещи. Нужно больше исследований о влиянии этих проблем на мужчин, нужна большая поддержка и более эффективное лечение для мужчин и мальчиков, а также нужно поднимать темы общественного представления о мужественности - и ее потенциальном разрушительном влиянии.

Перевод Александра Ермилова. 
Источник неизвестен.

О ТОМ, КАК ВАЖНО ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ЗАЗЕМЛЕНИЕ

25.01.2017



«… Если какая-то энергетическая система, например, электрическая цепь не заземлена, существует риск, что слишком сильный заряд перегрузит ее и выведет из строя. Подобно этому люди, не укорененные в реальности, могут стать рабами сильных чувств сексуального или другого характера. Для того, чтобы этого избежать, они вынуждены подавлять любые чувства, так как их ужасает мысль, что они могут быть ими побеждены. В противоположность им заземленный человек сможет выдержать сильное возбуждение, которое приведет его к радости и запредельному состоянию.
Мы, человеческие существа, похожи на деревья, один конец которых укоренен в земле, а другой устремлен в небо. Сила стремления вверх зависит от силы нашей корневой системы. У вырванного дерева отмирают листья. Если человек отрывается от корней, его духовность превращается в мертвую абстракцию.
… Когда мы говорим, что человек хорошо заземлен, или что он крепко стоит на земле, это означает, что человек осознает себя и окружающее. Быть заземленным — значит быть связанным с основными реалиями жизни, с телом, сексуальностью, окружающими людьми и т.д. Мы связаны с ними в той же самой степени, что и с землей.
… Известно, что некоторые взрослые люди, несмотря на прожитые годы, не могут стоять на собственных ногах. Речь идет о том, что такие люди зависят от других, стараются на кого-то опереться. Недостаток чувствительности в их ногах приводит к тому, что их контакт с землей — чисто механический. У стола есть ножки для опоры, но мы никогда бы не сказали о нем, что он заземлен. Конечно, в противоположность материальным предметам, люди всегда имеют определенную степень чувствительности в ногах. Однако, у некоторых эти ощущения настолько слабые, что не достигают сознания, так как они не концентрируют внимание на своем теле. Недостаточно просто знать, что наши стопы прикасаются к земле. Необходим энергетический процесс, в котором волна возбуждения движется вниз по телу к ногам и стопам. Чувство заземления возникает в то время, когда волна возбуждения достигает земли, изменяя направление, после чего движется вверх, как если бы земля возвращала силу вверх для того, чтобы поддержать нас. Стоя таким образом, мы можем сознательно поддерживать единство противоположностей.
Когда мы говорим о ком-то, что он "витает в облаках", мы имеем в виду, что большую часть внимания человек уделяет своим мыслям или своим мечтаниям, а не ощущениям в своих стопах. Этот человек знает, куда он идет, но может быть так поглощен мыслями о том, что он будет делать, когда придет к месту назначения, что сам процесс ходьбы становится автоматическим. Так как мы, человеческие существа, мыслим почти все время, за исключением сна, можно подумать, что рассеянность — это естественное состояние. Однако внимание может перемещаться так быстро, что мы можем одновременно осознавать и то, что находится в уме, и то, что происходит в теле.
… Качество заземления человека отражает его внутреннее чувство безопасности. Когда человек хорошо заземлен, он уверенно чувствует себя на ногах и уверен, что имеет почву под ногами. Это зависит не от силы ног, а только от того, насколько мы их ощущаем.
… Чувство безопасности человека определяется его отношениями с матерью в раннем детстве. Позитивные ощущения — опека, поддержка, нежность, одобрение — позволяют телу ребенка находиться в мягком, естественном состоянии. Ребенок ощущает свое тело как источник радости и удовольствия, отождествляется с ним и испытывает единство со своей животной природой. Такой ребенок вырастет хорошо укорененным в реальности человеком, одаренным сильным чувством внутренней безопасности. И наоборот, когда ребенок чувствует недостаток любви и поддержки со стороны матери, его тело становится жестким. Жесткость — естественная реакция тела, как на физический, так и на эмоциональный холод. Равнодушие со стороны матери ослабляет у ребенка чувство безопасности, разрывая его связь с первичной реальностью. Мать — наша личная земля, а Земля - наша общая мать. Любая неуверенность, которую ребенок испытывает в отношениях с матерью, находит отражение в структуре его тела. Ребенок будет подсознательно напрягать диафрагму, сдерживать дыхание и поднимать плечи от страха. Если неуверенность закрепится в структуре тела человека, он попадет в порочный круг, так как будет испытывать неуверенность еще долго после того, как станет независимым от своей матери.
Проблема недостатка чувства безопасности не разрешима, пока человек не осознает, что недостаточно заземлен. Он может верить, что находится в безопасности, потому что получает деньги, имеет семью и положение в обществе. Но, если он не заземлен, он будет страдать от недостатка внутреннего чувства безопасности...

Упражнение.
Во время ходьбы постарайтесь осознанно по чувствовать, как ваши стопы прикасаются к земле при каждом шаге. С этой целью ходите очень медленно, позволяя весу тела переноситься попеременно на каждую из стоп. Расслабьте плечи и обращайте внимание на то, чтобы не сдерживать дыхание и не блокировать коленные суставы.

Ощущаете ли вы снижение центра тяжести своего тела?
Ощущаете ли лучший контакт с землей?
Ощущаете ли вы себя в безопасности, более расслабленным?

Такая манера ходьбы может показаться вначале странной. Если это так, то вы должны осознать, что под давлением современной жизни вы утратили естественную грацию своего тела.
Вначале ходите медленно, чтобы развить чувствительность в ногах и стопах. Когда вы станете лучше чувствовать землю, можете изменять ритм шагов, в зависимости от настроения.
Ощущаете ли вы после этого упражнения лучший контакт со своим телом?
Реже ли вы погружаетесь в свои мысли во время ходьбы?
Чувствуете ли вы себя расслабленнее и сво­боднее?..»

 

А. Лоуэн.

Покой нам только снится.

04.01.2017

На группе по осознанному питанию в очередной раз поднялась тема пользы и внутреннего требования быть занятой ВСЕГДА. И как следствие сложность определения границ своих возможностей, когда усталость принимается за лень. 
Как правило, эти слова принадлежат значимым лицам, которые разными способами прерывали и спутывали границы, не позволяя злиться, защищаться и протестовать в ответ на собственный дискомфорт. Им давали понять, что собственный дискомфорт испытывать плохо и стыдно. Непозволительно беспокоить своим недовольством и быть неудобным. За это наказывали превентивно, даже раньше, чем сама возможность быть недовольным могла возникнуть. Быть полезным - их основная функция. После можешь жить и заниматься собою. 

"Время нужно проводить с пользой. Как это ты лежишь и ничего не делаешь? Встань немедленно и займись делом. Заболела?! Кому было сказано одеваться тепло, мне теперь больничный брать!" 

"Посуда должна быть вымыта, кому ты такая грязнуля нужна будешь?"

"Моя дочь неудачница, в четверти 3 четверки."

В этом хоре голосов долженствований и обвинений нужно быть очень творческим и креативным, чтобы отдохнуть и взять паузу, хотя бы ненадолго: заболеть (и то за это влететь может, но хотя бы гонять не будут с температурой 38), или излюбленный прием в детстве - подложить интересную книжку под учебник физики, с замиранием слушая шаги рядом, не спалиться бы. И, конечно же, ЕСТЬ, особенно если это легально, а значит не возбраняется. Есть и через много лет, покуда хватает объема желудка, жеванием заглушая какофонию "должна, надо, плохо, недостаточно..." Есть, покуда есть еда, ведь даже собаку нельзя отвлекать пока она ест, а значит можно отсрочить момент очередного марафона дом/работа/дела.
В этой паузе нет любопытства или тишины, нет созерцания и покоя. В ней много страха: "сейчас грянет..." Как ребенок, который забился в угол и хочет лишь одного. Чтобы его не заметили. 

Постепенно, сначала с гневом, потом опасением и удивлением, с несмелым интересом Она осознает, что ничего не делать - большая часть жизни. Лучшая ее часть. Когда можно мечтать, наслаждаться, радоваться, печалиться в общем, совершать ценную работу по обнаружению себя. 

Мадина Каирова.

Обострение перед выздоровлением или почему вам становится хуже. Наблюдения клиента за собой.

13.12.2016

Тем, кто в терапии не первый год, наверняка знакомо то ощущение, как у оленя из того анекдота "Что-то я пью и пью, а мне все хуже и хуже". Кажется, вроде бы, и терапевт отличный, и доверие с безопасностью с ней есть, и столько всего проработано, и столько новых навыков, полезных привычек, новых способов реагирования освоено, и в жизни значительные перемены случились - а внутренние ужасы все не прекращаются. И похожи на Змея Горыныча: отрубила ему одну голову - вместо нее вырастают три, перерубила все головы - внезапно вылезает новая, более мощная, крупная и хтоническая версия чудовища.

Начинаешь в себе сильно сомневаться: может, по мне уже большая психиатрия плачет? Что со мной не так?

На самом деле, все нормально: по мере того, как возрастают способности справляться и прорабатывать, открываются новые, более глубокие пласты травмы. И ядро травмы вскрывается, когда терапирующийся находится пике свого внуреннего развития и в самой гармоничной, безопасной точке отношений со своим терапевтом. Отсюда и возникает ощущение дикого сюра: все же хорошо, откуда ж этот мрак все лезет и лезет?!
Можно сказать, что по мере своей внутреннего развития и укрепления человек становится все более устойчивым, заботливым и любящим родителем своему внутреннему ребенку. Внутренний ребенок, в свою очередь, начинает все больше доверять этой внутренней родительской фигуре, и может ей открыться и показать свои самые глубокие раны, не боясь, что его отвергнут или утопят в стыде.

Эта внутренняя динамика во многом напоминает ситуацию, когда травматика пытается кто-то отогреть. К глубокому шоку отогревающего, как только траматик после долгих лет внутреннего голода и холода оказывается в тепле и заботе, из него начинает фонтанировать все, что он годами подавлял и от чего диссоциировался ради выживания: злость, боль, обида. И достается в первую очередь отогревающему. И чем лучше травматика отогрели, тем красочнее будет этот фонтан. Многие травматики почуяв в себе такое дело от отогревающего делают ноги - от стыда, испуга и из желания не причинять вред невинному человеку. С чисто человеческой точки зрения, это достойный выбор, но с точки зрения внутреннего здоровья - лучше бы, чтоб все оно вышло, откричалось, отплаклось, отлупилось кулаками и освободило внутреннее пространство для любви и тепла.

Хороший, грамотный, обученный работе с травмой психотерапевт это единственный человек, об кого отреагировать такой фонтан - это правильно, безопасно, экологично и полезно для внутреннего здоровья.
Возвращаясь к теме поста, ощущение, что травма не исчерпывается, а становится все страшнее и глубже - это хороший признак (при условии, что вы работаете с грамотным специалистом, к которому чувствуете доверие). Это значит, вы растете, становитесь сильнее и способнее. Если вы увидели дно своего внутреннего ада, самый его последний круг, от одного вида которого ужас продирает до костей - это значит, ваш внутренний ребенок вам полностью доверяет, и вы выросли в хорошего и надежного родителя для него (то есть, сделали то, что оказалось не по силам вашим собственным родителям). И вы почти добрались до конца вашего путешествия по исцелению - вам остался самый трудный, но уже последний бой.

Источник: http://transurfer.livejournal.com/336488.html

Заметки о стыде тела и сексуальности.

30.11.2016

Интересное явление периодически можно переживать на группе по осозанному питанию. Иногда возникает ощущение покачивания. В одни вечера - это покачивание на руках, когда теплые руки группы надежно и мягко обнимают, а любящие глаза смотрят с принятием на маленьких девочек в телах взрослых женщин, и каждая может наконец пожаловаться, рассердиться, покапризничать, поозорничать - позволить себе проявиться так, как запрещалось когда-то. 
В другие - покачивание бедрами, ощущение тела, его сексуальности и ... стыда. Он сковывает мягкость течения жидкостей внутри, поджимает таз, напрягает живот, душит женственность. И, если девочкой еще можно побыть, то состояние женщины вытесняется, словно нельзя туда даже смотреть. Хочется сжаться, уменьшиться, "умертвиться" до функции, ведущей домашнее хозяйство, спрятаться за ролью жены, матери, специалиста. Форматировать свою телесность под стандарты красоты, непонятно кем заданные. А что если аккуратно заглянуть, что же там, за стыдом? Что скрывается в естественной свободной сексуальностью, без ханжества или бесстыдства? Может сила и свобода? Принято считать, что свобода и независимость - то, к чему стоит стремиться. Масса умных книг и лозунгов имеется на эту тему. Но ее невозможно достичь, если собственная свободная телесность во всех проявлениях недоступна и подавляется. Может поэтому вся история человеческой цивилизации, большинства религий, ритуалов, диет и спорта, как современных их аналогов связаны с подавлением телесной свободы? 
Ниже приведена история молодой женщины о том, как она обретала свободу тела от стыда. 

ЗАМЕТКИ О СТЫДЕ ТЕЛА И СЕКСУАЛЬНОСТИ.

Ночь. Сижу в кресле, пью травяной чай из родных мест. В теле тепло. В животе разливается жара. 

Я помню день, когда впервые почувствовала таз. Кажется, это было в 2010-м. Я уже начала погружаться в тему телесности, знала про блоки и про то, что зажимы в тазу — это нехорошо, пыталась их расслабить, но.. как можно расслабить то, чего не чувствуешь? А тут случилась группа по пяти ритмам у Гиршона. Для кого о чем, а для меня: «Привет, Оля. Я твой таз». Одно из самых потрясающих знакомств в моей жизни, влюбленность, потом сложности в отношениях, кризисы, недопонимания, а сейчас теплота, ребенка вот родили вместе :) А если серьезно, то это небольшое размышление о женском стыде тела, о сексуальности и о том, что делать, когда невыносимо стыдно. Признаюсь, писать об этом — новая степень открытости для меня. Всем стыдящимся посвящается. 

Со стыдом я встречалась часто, но каждый раз боялась идти с ним на контакт, предпочитая пройти мимо, как неприятного старого знакомого. Впрочем, бессознательное не давало мне уснуть: мне часто снились сны, где я занимаюсь любовью с женщинами. Я даже начала сомневаться в совей гетеросексуальности, но вскоре уверенность вернулась. Разгадка была в телах этих женщин: все они были несовершенны, но каждый раз я ими восхищалась. Стало ясно, что эти сны — попытка полюбить свое тело в его неидеальности. 
Темой стыда я вплотную занялась за пару месяцев до родов, когда поняла, что он может помешать прожить роды как естественный процесс, без анестезии и прочих вмешательств без необходимости. 

Прежде, чем читать дальше, почувствуйте стыд и ощутите, как он проявлен в теле. Что стыд делает с вашим телом? Ответ на этот вопрос необходим, чтобы дальше мы смогли разговаривать на одном языке. 

Первое. Удалось ли ощутить, что телесно стыд заставляет тело сжиматься, исчезать? «Хоть бы провалиться сквозь землю». Вектор этой эмоции направлен вовнутрь, все пространство моего тела стремится сжаться в маленькую точку, сгореть от стыда. Есть у меня фантазия, что вектор вовнутрь и есть тайный смысл стыда — помочь человеку вернуться в себя. Когда я ощущаю себя телесно, когда я смотрю не снаружи на себя, а из себя вовне, тогда места для стыда не остается. Внутренней реальностью, проявленной в ощущениях, я ощупываю реальность внешнюю. В сексе — особенно явно. На практике точка внимания смещается просто: если становится стыдно остаться голой, нужно переключиться на ощущения с теле. Я пробегаюсь вниманием по телу, вижу места наполненные, живые, замечаю островки нечувствительные, холодные, смотрю в эти напряжения, а потом медленно и бережно отогреваю, пускаю в них движение, дыхание или звук. Иногда достаточно просто поменять позу или вздохнуть глубже, и я возвращаюсь в себя, и я готова взаимодействовать с человеком прямо, а не через заведомо ложную картинку «а как он на меня смотрит». А уму можно оставить фразу: «Мной любуются». Этот процесс я называю «вытащить из себя посторонних». 

Второе. Возвращаясь к тазу. Так уж случилось, что на все функции органов малого таза нынче наложено гласное табу. Дефекация, мочеиспускание, секс — за закрытой дверью. И если в семье не пожалели сил подчеркнуть эти общественные запреты, то в тазу образуется сплошной зажим, с которым ох как трудно жить: нечувствительность и ее следствия в виде запоров, циститов, гинекологических проблем и прочих радостей. 

Когда я стала наблюдать за собой в состоянии стыда, то обнаружила букет небольших, точечных, но очень стойких зажимов. Расслабить их было невозможно. Если нельзя расслабить, значит, можно просто наблюдать. Не уверена, насколько это уместно в этой теме, но мне вспоминается образ из детской книжки «Приключения Люси Синициной и Люси Косициной»: одна из Люсь стирала штору, и, как только она выжимала ее краешек, он снова наполнялся водой. Люся впала в отчаяние, а штору достирала мама. Так было и с моими зажимами: стоило их чуть расслабить, как они возвращались. Я решила не сопротивляться и следовать за процессом: не могу расслабиться, значит, напрягаюсь сильнее, но уже сама, произвольно. Сейчас я не могу сказать, что таз свободен на все 100, но чувствую я его тоньше: вот моя матка, а вот мой кишечник. Неплохо для того, кто не ощущал таз вообще. 

Здесь есть еще один нюанс. Небольшие по площади напряжения, например, в районе прямой кишки или влагалища, могут быть телесно невыносимы. Это даже не боль, это то, от чего хочется отвернуться, то, от чего тошнит. Когда я сталкивалась с таким, то переводила внимание на менее табуированную зону: лучше всего начать с живота. Прекрасно о животе написано в «Биоэнергетических опытах» Лоуэна, книге, ставшей классикой телесно-ориентированной психотерапии. Мы привыкли втягивать живот, а теперь, физического и эмоционального здоровья ради, нужно научиться живот выпускать. Лоуэн рассказывает, как. 
Третье. Несмотря на то, что о сексе говорить уже можно, труднее всего о нем говорить с тем, с кем им занимаешься. А все потому, что нет языка: романтичные метафоры опускают всю плотскую суть процесса, а названия либо выхолощены, как в кабинете у гинеколога, либо грубы. Для меня в этом плане оказались целительными тексты двух женщин. Первая — К.П. Эстес в своей книге «Бегущая с волками», процитирую отрывок: «Когда мне было двадцать с небольшим, мне довелось испытать два связанных с телом переломных переживания, которые шли вразрез со всем тем, чему меня учили. Во время недельного женского сбора, как-то ночью у горячего источника, я увидела обнаженную женщину лет тридцати пяти. Ее груди были высосаны детьми, живот исполосован рубцами, следами многочисленных беременностей. Я, тогда еще совсем молодая, испытала чувство жалости, глядя на эти отметины, изуродовавшие светлую тонкую кожу. Кто-то заиграл на маракасах и барабанах, и она стала танцевать. Ее волосы, груди, кожа, руки и ноги – все исполняло свой собственный танец. Какая красота сквозила в нем, какая жизненная сила! От ее грации заходилось сердце. Я всегда посмеивалась, когда про кого-то говорили: "У нее в чреслах огонь". Но в ту ночь я его увидела. Я увидела мощь ее бедер. Я увидела то, что была приучена не замечать, – мощь женского тела, воодушевленного внутренним огнем. Прошло почти три десятка лет, но я до сих пор вижу, как она танцует в ночи, и меня до сих пор завораживает мощь ее тела». 

Вторая — Людмила Улицкая с ее поздними романами «Зеленый шатер» и «Казус Кукоцкого», наполненными натуральной эротикой, простой, честной, но, главное, о любви. 

Еще один текст появился совсем недавно, и, как мне кажется, он нам был нужен. Это текст Димы Зицера «Крекс, пекс, секс» http://snob.ru/profile/29563/blog/9​7947 о том, как разговаривать о сексе с детьми. В комментариях не зря заметили, мол, «кто бы с нами поговорил». А почему нет? Никогда не поздно поговорить с собой маленьким. Мне пришла идея написать себе письмо, которое на практике превратилось в мемуары о том, как я узнала о сексе, как мне от этого было, когда появился стыд. Например, я поняла, что до определенного момента секс — это было просто нечто интересное, как, например, динозавры. И чуть позже на этот интерес наложилось отвращение. Откуда оно взялось? Вот, например, одна из «смешных» шуток моего детства. «Твоя мама что ночью делает?», - спрашивает шутник. «Спит», - отвечаю, разумеется. «По городу разносит?». Вот такой вот веселый каламбур. 

Выписав такие вещи, я получила три страницы истории своей сексуальности. Очень познавательно, местами грустно, местами смешно, и очень ясно слышно, где в этом мой опыт, а где — всего лишь чужие голоса. 

И тут мы подходим к четвертому. Стыд — это отвращение, направленное на себя. И главное в этой истории то, что стыдящийся человек относится к себе, как к объекту. Когда я рассматриваю свое тело в зеркале, и мне становится неприятно, я смотрю на себя чужими глазами. Ключевое — понять, чьими. Чей взгляд я присваиваю? Кого пора перестать водить с собой в спальню? 

И последнее в этих заметках, пятое. Стыд нуждается в свидетеле. Когда проведена некоторая внутренняя работа, и тема стыда перестает быть невыносимо стыдной, пора поделиться своей историей: с любимым человеком, близкой подругой или в женском кругу, с психологом. Я сейчас делюсь с вами и исцеляюсь. Эта тема перестает быть такой серьезной и печальной, как слово «сексология», а становится еще одной дверью, войдя в которую я могу сделать себя живее. 

Ольга Сазонова

Честный рассказ тетечки о своих занятиях спортом.

19.11.2016

Одна тётечка купила себе обруч. Гимнастический, массажный, с инертным наполнителем (сиречь – просеянным песком). 
Привезла его домой и надела на себя. 
Обруч сел как влитой. 
Теперь эта тётечка носит его на завтрак, обед, полдник и ужин. Вместо кольца на желудок. От этого польза обоим. Тётечке потому, что выходит экономия – пачка пельменей в один присест супротив двух безобручевых. А обручу потому, что никто над его вестибуляркой не измывается. 
Живут обруч с тётечкой, как шерочка с машерочкой. Душа в душу. 
Одна тётечка купила себе гантели. Красивые – глаз не отвести. Эргономической формы, неопрановые, цвета утреннего неба. Теперь у этой тётечки самая вкусная в Москве солёная капуста. Хрустящая, сочная, ядрёно-пахучая. 
Оказывается, два килограмма эргономичных гантелей цвета утреннего неба – лучший гнёт для засолки белокочанной капусты. С морковкой, свеклой, чесноком, чёрным перцем горошком, петрушкой, перчиком чили и лавровым листом. Накрыть перевёрнутой тарелкой, положить сверху гантели, на второй день их убрать, капусту аккуратно поворошить и оставить на часик-второй – подумать. Обратно накрыть тарелкой и придавить гантелями. Есть, начиная с третьего дня. Закатывая от счастья глаза. 

Одна тётечка купила себе коврик для йоги. Размер какой надо, чтобы силуэт вёл себя сдержанно и не вытекал через края. Оттенок нежно-зелёный, успокаивающий. Способствующий освобождению сознания и очищению чакр. «Он станет неизменным помощником на пути вашего духовного совершенствования!» - обещала тётечке улыбчивая девочка-консультант. 
Теперь эта тётечка совершенствуется духовно в комфортной лежачей асане «справа пицца, слева книжка». 
Единственный недостаток коврика – отсутствие подушки. Но тётечка надеется, что спортивная индустрия услышит её призыв и вскорости подгонит подушку к такому коврику. 
И тогда наступит миздец какая нирвана. 

Одна тётечка купила себе скакалку. И теперь она загружает стиральную машинку на всю катушку. Потому что два с половиной метра прочного поливинилхлорида добавили настенной сушилке системы «лифт» несколько новых, очень нужных перекладин. 
Суши-не хочу.

Одна тётечка купила себе степ-платформу. Трёхуровневую, с нескользящей поверхностью, удобной для занятий не только в спортивной обуви, но и босиком. Теперь на этой степ-платформе босиком стоит утюг этой тётечки. Раньше он стоял в шкафчике с пустыми баночками, которые тётечка хранила не потому, что собиралась что-то туда закатать, а по старинной советской привычке. И каждый раз, когда она лезла за утюгом в шкафчик, тот запутывался своим длинным шнуром среди банок, норовя опрокинуть их на пол. Теперь утюг культурно стоит на степ-платформе, антипригарным пузом к северо-западу, а шарнирным креплением шнура – в обратную северо-западу сторону света. 

Такая вот спортивная у этой тётечки жизня. 
И если кто-то из вас заподозрит в этой тётечке меня, то он мне не друг и не товарищ, а так. 

Наринэ Абгарян, писатель.

Йогурт против стейка. Почему женщин и мужчин кормят по-разному.

06.11.2016

Важная, на мой взгляд статья. В ней рассматривается роль гендера в культуре питания. Как ненавязчиво женщине может быть предписано наедаться салатным листом, а мужчина прямо таки обязан обладать хорошим аппетитом. 
"Получается, гендерные стереотипы оказывают сильнейшее влияние на культуру питания современного человека. Мужчина — охотник, добытчик, завоеватель, поэтому он создан для жирной калорийной пищи и всегда ответственен за шашлыки. Женщина озабочена своим внешним видом и цифрой на весах, поэтому ее кормят овощами и обезжиренными кефирами. Реклама использует стереотипы и сама же способствуют их закреплению." 

ссылка: 

http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/215059-food-and-gender?utm_source=facebook.com&utm_medium=social&utm_campaign=yogurt-protiv-steyka-kakuyu-rol-v-kult

Не все полезное одинаково здорово?

18.10.2016

Когда живешь в городе, еда доступна везде, круглогодично и круглосуточно. Никого уже не удивляет "глянцевый", хотя и лишенный индивидуальности форм болгарский перец или баклажаны на прилавках среди зимы. Мясо, рыба, сладости во всем разнообразии. Хотя если пробовать, вкус тоже оказывается "глянцевым" не несет ожидаемого удовольствия, не говоря уже о пользе. Зачитываясь на упаковках количеством консервантов или гмо становится не по себе. 
Когда здоровье дорого, важно то, что ешь. И тело отзывается на такую заботу: фермерское молоко прибавляет сил, домашняя выпечка дает приятное чувство сытости и легкость одновременно. Заметив положительный эффект формулы «здоровая еда — здоровое тело» хочется достигнуть лучших результатов. Но как известно, лучшее — враг хорошего. Если стремление есть правильно и здорово становится одержимостью, вытесняя вкус и удовольствие еды, речь идет об орторексии.
Впервые это расстройство питания описал и дал ей название доктор Стивен Брэтмен в 1997 году в громкой статье о «святых едоках». В ней он подробно описал свою жизнь в «зеленой» хиппи — коммуне. По правилам коммуны пища делилась на «чистую» и «грязную», разрешалось есть только то, что было выращено на собственных грядках, мясо и рыбу вовсе решено было исключить. По тому, что человек ест, они определяли кто перед ними — грешник или праведник.
Увы, святая еда из листиков зелени и овощей оказалась недостаточно питательной для грубых земных человеческих организмов и привела обитателей коммуны к полному физическому и психическому истощению. Сам Брэтмен, собрав последние силы, сбежал из праведной тюрьмы. И, жуя очередной ароматный горячий гамбургер на свободе осознал, что здоровье и экстремально правильный образ жизни - разные понятия.

Орторексия (греч. «правильная еда», «правильный аппетит» ) - расстройство пищевого поведения с навязчивым стремлением к «здоровому и правильному питанию», что приводит к значительным ограничениям в выборе продуктов питания.

Она характеризуется постепенным, все более жестким разделением еды на "ядовитую» и «безопасную». Дальше больше, продукт должен быть не просто свежим и экологичным, его приготовление — целый ритуал, чтобы сохранить и раскрыть все полезные свойства продукта. Нет ничего плохого в том,чтобы изучать этикетки с описанием содержания соли или насыщенных жиров, предпочитать фрукты и овощи, быть вегетарианцем или веганом до тех пор, пока это комфортно. Грань, за которой находится расстройство —пищевая паранойя и неусыпный контроль над качеством еды. 
Орторексия характеризуется фиксацией не столько на количестве пищи или ее калорийности, сколько на качестве еды. Если обычный человек, оказавшись не вечеринке, где подают горячие колбаски с пивом и чипсами, отведает их без чувства вины или страха смертельно отравиться, хотя обычно избегает есть эту «мусорную» по сути еду, орторектик откажется присутствовать на празднике или придет туда со своим контейнером. Чем больше фиксации на здоровой еде, тем больше тревоги съесть что-то нездоровое. Уж лучше голодать, если вдруг не успели купить органическую еду. Не удивительно, что подобные воздержания могут запускать цикл диета - пищевой срыв - чувство вины - стремление исправиться и очиститься с помощью различных детокс-напитков, очищающих смузи и т. д.

Орторексия — это заразно? Сегодня расстройство набирает силу, с каждым годом число обратившихся за помощью увеличивается. Зафиксированы и первые случаи со смертельным исходом. Несмотря на то, что диагноз «орторексия» еще не признан официально, исследования начались недавно и специалистам явно не хватает данных для разработки адекватных мер по профилактике и помощи, можно выделить несколько факторов, влияющие на развитие этого типа расстройства питания.

Предрасположенность. Прежде всего такие характерологические черты как перфекционизм, внимание к мелочам, целеустремленность. Прекрасные качества, полезные по своей сути. Важно отметить, что клиенты с орторексией, с которыми мне довелось работать — чаще успешные, состоявшиеся люди. То, что их отличает — заниженная самооценка и неспособность радоваться своим достижениям, склонность избегать негативных чувств (как "плохой" еды) и конфликтов. Возможно, здесь кроется их бессознательное стремление стать лучше, чище и прекраснее пусть и посредством правильных продуктов.

Увлечения диетами.
По словам Стивена Брэтмана, сама по себе диета ещё не орторексия, но именно диета может к ней привести. Особенно если речь идет о строгой ограничивающей диете, вероятность развития орторексии повышается.

Массмедиа и культурная среда.
Интернет и соц.сети сами по себе не могут «заразить» орторексией, но играют далеко не последнюю роль. Правильный образ жизни — тренд последних лет, который раскачивается культурой потребления. Если потребитель уже устал от количества товаров, можно искать иные способы задеть его самооценку и заставить платить. Выглядеть подтянуто, есть только здоровую еду сегодня это не просто престижно и статусно — это пример поведения добропорядочного гражданина с высокими моральными качествами и высоким интеллектом. За такую оценку люди готовы отдавать немалые деньги. Моральный кодекс, предписывающий строго заданное питание, спорт, вес и пищу приносит доход в 61 млрд. долларов индустрии диет. При ближайшем же рассмотрении речь часто идет о нереалистичных ожиданиях относительно веса и внешнего вида, которые сочетаются с нездоровыми взглядами на питание.Об этом стоит помнить.

Неуверенность в себе.
Тревога и состояние подавленности, стремление контролировать каждый аспект своей жизни, стараться быть идеальным, словно жизнь — это школа с оценками за поведение и прилежание — примерно так выглядит внутренняя жизнь человека, страдающего орторексией. Такое давление и чрезмерная ответственность обычно вызывает одеревенение в теле и эмоциях, увеличивает страх сделать что-то не так, быть уличенным, обвиненным, пристыженным. Избежать этой опасности можно попытаться с помощью контроля, обретая тотальную власть над всем. А в жизни все равно случаются спонтанности и неожиданности, которые ни коем образом не зависят от нас. То, что мы можем полностью контролировать свою жизнь — миф, нереалистичное требование к себе. Но орторектик все принимает на свой счет, стараясь навести мировой порядок... с помощью еды.

Семейная история и психологические травмы.
Долгое время в формировании расстройств питания обвиняли семью, состоящую из контролирующей матери и отстраненного отца. Но. Это лекало можно легко применить к истории каждого, кто обращается к психологу. И при этом далеко не каждого беспокоят отношения с едой. Речь скорее идет об индивидуальной чувствительности и собственной реакции на события — для кого-то царапина, а кого-то глубоко ранит. Плохая новость состоит в том, что попытка избавиться от душевной боли, сомнений любят ли меня, имею ли я право быть собой, стремление быть хорошим с помощью идеального плана питания ведут к заболеванию орторексией. Хорошая новость — можно обратиться за профессиональной помощью.

Натуральная еда — это всегда подарок телу. Но стоит помнить, что помимо пользы еда несет еще и удовольствие. Приятного вам аппетита.

Мадина Каирова.

Некоторые размышления, почему сахар считают зависимостью

15.10.2016

Наверняка, вам попадались на глаза статьи или даже популярное видео [1], доказывающее, что сахарная зависимость она как наркотики и алкоголь – ужасная и зловещая, каждый, кто вкусил радости пончиков в глазури, уже никогда не будет прежним…
Стоит напомнить, что ученые обычно гораздо осторожнее журналистов и выводы, которые присутствуют в любом профессиональном исследовании, весьма себе дипломатичные, с классической припиской «полученные результаты требует дальнейших исследований с целью уточнения». Злые языки поговаривают, что это стоит читать как «требуют дальнейшего финансирования», а то закрытая проблема означает отсутствие грантов на исследования, но будем считать это сплетнями.
Подхваченные прессой, предварительные результаты могут легко выйти с заголовком: «Спасите наших детей от наркотиков! Запретите сахар!» Это соберет куда больше кликов на мерцающий баннер, а значит красивому графику-траффику посещений для рекламодателя быть. То ли дело заголовок «В исследовании на крысах, у некоторых крыс были обнаружены эффекты от употребления сахара, похожие на эффекты от опиатов, но требуются дальнейшие исследования».
Итак, одно из популярных исследований, на которое часто ссылаются - это «Evidence for sugar addiction: Behavioral and neurochemical effects of intermittent, excessive sugar intake» («Доказательство сахарной зависимости: поведенческие и нейрохимические эффекты эпизодического повышенного употребления сахара».) [2]
Эксперимент простой: брали крыс, избыточно кормили сахаром, отмечали поведенческие и биохимические изменения, которые происходили с ними и сравнивали с поведенческими и биохимическими изменениями, которые происходили с ними, если им давать опиаты. И отмечали, что изменения очень похожи.
На самом деле, выводы этого исследования написаны с множеством оговорок: и что все же это модель на животных, и что социальные последствия такой зависимости мы не можем оценить (важный критерий для постановки психиатрического диагноза «зависимость от химического вещества»), и что у людей такое случается не во всеми.
Так и вижу социальные последствия сахарной зависимости: две женщины-сладкоежки отнимают в темном переулке сумку у пенсионерки у банкомата и бегут одна быстрее другой, расталкивая очередь у кассы: «Мне срочно двойной фрапуччино с карамелью и сиропом. И кекс с изюмом! Нет, три кекса! Быстрее давай!»
Извините, отвлеклась. Вернемся к деталям исследования.
Цитата из исследования: «Полученные доказательства подкрепляют гипотезу, что в определенных обстоятельствах крысы становятся зависимыми от сахара. В отношении людей мы можем предположить, что у них тоже встречаются подобные состояния, как и предполагается в литературе, посвященной расстройствам пищевого поведения и ожирению».
И вторая важная фраза: «Доказательства, полученные во время исследования, поддерживают теорию, что в НЕКОТОРЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ, периодический доступ к сахару может приводить к поведенческим и биохимическим изменениям, похожим на эффекты от химической зависимости».
Итак, о чем, на мой взгляд, стоит задуматься, исходя из этих фраз?
А стали ли бы крысы в своих естественных условиях употреблять сахар в избыточных количествах? А опиаты, которыми их так интенсивно пичкали? Этим вопросом как-то уже задались ученые и по итогам своих исследований сняли замечательное видео [3], которое перевернуло на Западе понимание что есть зависимость и какая терапия эффективна для её лечения. Исследование зависимости почти всегда проводилось на крысах, и я очень рекомендую посмотреть вышеупомянутое видео, чтобы понять, почему такое исследование может иметь некоторые ограничения для дальнейших логических рассуждений в отношении людей.
Основная идея такова - если вас запереть в клетке с едой на пару месяцев и лишить любой активности и социальных контактов – не удивительно, что еда станет основной радостью.
А ведь часто такой клеткой становятся жизненные обстоятельства. И сахар поначалу хоть как-то помогает справиться людям в такой ситуации (как и наркотики и алкоголь), а впоследствии приводит к биохимическим изменениям, влекущим потерю контроля над его потреблением. Не необратимо, к счастью.
И не даром столько историй в сети с мотивирующими фото – сменила работу, развелась с мужем, переехала в другой город и похудела-похорошела-пироженки не нужны. Мозг нашел иные способы стимуляции своей системы мотивации – любовь, востребованность, социальная поддержка. Крыска вышла из клетки, "химия" больше не нужна. Это про многих, но не про всех.
Проблема не только в этом. Есть и второй нюанс, он о тех, о ком в исследовании упоминается как «некоторые люди», которым якобы хлебом не корми, а дай сахара и побольше и текущие жизненные обстоятельства на первый взгляд ни при чем.
А люди это скорее всего те, кто по своей личностной структуре склонен к зависимостям (аддикты – от англ. addiction зависимость) и для кого сахар – лишь один из вариантов, заполняющих их пустоту, переводя на язык нейрофизиологии – тот самый пряник, который заставляет систему мотивации производить дефицитный для них дофамин.
Проблема не в сахаре, проблема в специфической структуре личности. Если таким людям удается завязать с сахаром, не решив при этом своих глубинных проблем – жди новой зависимости, хоть от спорта, хоть от диеты, хоть от «правильной» еды.
И нет в этом их вины, лишь бесконечная, неутолимая боль…
Например, настоящее христианское видение греха – это не в смысле вина и уж тем более не в смысле обвини другого, а грех он как «не заплывайте за буйки» - эй, у вас проблемы, и ваша свобода медленно, но верно отнимается у вас вашей телесностью (мозгом) и законами её функционирования. Это не грех чревоугодия как вина, это грех чревоугодия как беда дефицита любви, заменяемая в данном конкретном случае едой.
Конечно же, это касается не только сахара. Почему именно сахар? Скорее всего – так генетически сложилось, что именно он, а не другие химические вещества интенсивнее всего запускают глохнущий механизм радостей жизни.
Не каждый, кто выпьет бокал вина станет алкоголиком. Не каждый, кто попробует наркотик станет наркоманом (ну если конечно останется жив после непонятно чего по дружбе в клубе употребленного), не каждый, кто займется сексом… а тут все еще сложнее, потому что там, где замешано социальное поведение добавляются и другие структуры мозга со своими особенностями. Не каждый, кто пойдет на работу, станет трудоголиком.
Трудоголизм, кстати, при всем его социальном одобрении, уже не первый год на разные лады обыгрывается в популярных фильмах. По сюжету обычно папа/мама забывает про день рождения ребенка или его ответственный матч/выступление (то есть демонстрирует нарушение в социальных и межличностных взаимодействиях), потому что «еще одна важная сделка и уже бегу» - это почти как «еще одну рюмочку и поиграю с тобой сынок». И только трагические обстоятельства или магические превращения (как в «Лжец, лжец» с Джимом Керри) заставляют главного героя остаться без работы (объекта зависимости), пройти «ломку» и переосмыслить жизнь.
То есть аддикт, это тот, которому в некотором роде всегда не по себе, это человек, которому всегда что-то нужно, чтобы «дотянуть до нормы». Аддикту всегда надо больше, чем не-аддикту, у него точка баланса, гомеостаз на ином уровне.
Одна из теорий почему так происходит, это, например (помимо генетической предрасположенности – см. статью “Genes and Addictions” – «Гены и зависимости» [4]), травматичное прошлое, когда мозг в процессе допубертатного созревания, постоянно переживая крики, скандалы и побои, круглосуточно живя на высоком адреналине (страх в школе, страх перед родителями, страх перед сверстниками плюс общая повышенная чувствительность к пугающим стимулам) – воспринимает именно этот высокий уровень стресса (и всех его биохимических последствий) – как свою норму и мучительно к ней пребывает во взрослом возрасте.
И поэтому, когда с таким человеком «ничего не происходит» - ему не по себе и как про таких говорят «ищет приключений на свою пятую точку» - читай: ищет повышения адреналина до привычного уровня. Именно такому человеку, нужна гиперстимуляция системы вознаграждения, чтобы удовольствие хоть как-то пробилось к восприятию, живущему в крепком адреналиновом коктейле. Невозможно такому человеку получить удовольствие от советов «откусите кусочек шоколадки и насладитесь вкусом» - даже если советчик искренне сам это удовольствие получает. Сытый как говорится голодному, то есть аддикт не-аддикту, не товарищ.
Кому хочется более научного изложения проблемы, можно почитать, например, исследование «Chronic Stress, Drug Use, and Vulnerability to Addiction» – «Хронический стресс, употребление наркотиков и склонность к зависимости». [5]
То есть наркотик (прямой взлом системы вознаграждения) или поведение, которое активизирует систему вознаграждения – является самомедикацией – способом отрегулировать свой химический дисбаланс, дотянуть мозг до состояния нормы, куда он сам никак не может прийти, считая своей точкой баланса совсем иное состояние.
Второе важное исследование, отстаивающее концепцию «пищевой зависимости», которое хотелось бы упомянуть в рамках рассматриваемой проблемы, это «Neurobiology of food addiction» – «Нейробиология пищевой зависимости» [6], в нем есть в том числе и следующий вывод: «…хотя еда и наркотики воздействуют на те же самые пути в нервной системе, потребление еды также регулируется периферической сигнальной системой, что добавляет сложности в понимании регуляции телом пищевого потребления и в терапии патологических пищевых привычек.»
Обратите внимание на вот какой момент: что же стоит за словами «потребление еды ТАКЖЕ регулируется периферической сигнальной системой». На мой взгляд, здесь и кроется яблоко раздора между противниками и сторонниками идеи «сахарной зависимости». Как всегда, правы оба лагеря – каждый на свой территории.
Сахар хитрая штука, он не только может утолять голод, но в больших количествах (кто такие большие количества – индивидуально для каждого) умеет «взламывать» систему вознаграждения/мотивации, заставляя выдавать вам халявные пряники. Наркотики, например, только взламывать и умеют. По задумке, еда сделана приятной, потому что это мотивирует эту самую еду искать. Как и секс, к слову. А то, кто бы стал заниматься этими поисками партнера, а потом еще и акробатическими трюками, если бы все это было лишь для великой идеи размножения, но без малейшего удовольствия.
Но вот если человек аддикт, то ему всегда мало «базовых настроек», ему нужно больше сахара, потому что обычное удовольствие от еды (ах, оцените этот тонкий вкус салата из рукколы и помидор-черри!) не дотягивает его систему сбитой навигации до хотя бы базового удовольствия.
Работа органов пищеварения регулируется сигналами периферической НС, то есть без нашего в ней участия, головной мозг реагирует на сигналы от периферической нервной системы в этой ситуации по принципу управляющего – собрал информацию, принял меры. Слышу голод в желудке – стучусь в сознание «будь добр, добудь еды». Чем голоднее – тем интенсивнее «просьба, переходящая в приказ» - добудь еды. А параллельно может быть просьба от системы мотивации «сделай мне хорошо, мне тут темно и пусто». Или не параллельно, а отдельно. Или просто голод – уже трудно отличать что есть что в этом неотвратимом импульсе к торту.
По сути, мы возвращаемся к избитой истине – эмоциональный голод и физиологический. Научиться их отделять первый и важный шаг, но это не означает, что в момент озарения сахар не будет для аддикта привлекателен.
И именно поэтому, человек, находящийся в мучительных отношениях со сладким может долго и кропотливо изучать особенности физиологии голода: что такое грелин, лептин, как бы обмануть голод, закончить все возможные курсы по диетологии, но в его случае сахар давит на совсем другие педальки. И именно поэтому, у таких людей сбиты настройки голода и сытости, потому что аддикция - это очень острое и яркое желание, некоторые говорят, что чуть и не измененное сознание, тут не до тонких сигналов периферической нервной системы.
Сюрприз в том, что это может быть не связано с повышением веса – то есть с данным потреблением сахара организм справляется и диабет второго типа не развивается со всеми своими побочными эффектами. Может быть, так будет у конкретного человека до определенного времени, может всегда – никто не знает.
Точно так же, как и человек, имеющий, по чьему-либо мнению, лишний вес может не любить и не употреблять сладкое вообще.
Диетическая культура и общая озабоченность худобой сделали из ОДНОГО ИЗ МНОГИХ аддиктивных веществ/действий монстра, повинного во всех грехах. Более того, диетическая культура создает сахарную зависимость на ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ уровне людям, которые ни разу не аддикты, и которые спокойно бы относились к сахару, если бы не лозунги «сахар – белая смерть» и «греховные удовольствия с пирожным». Делая через запреты из сладкого сверхценность, как джинсы в СССР или мечту любого советского человека «Жигули», усугубляется переедание сахаром, потому что «в последний раз наемся от души, а завтра на диету». И так каждый раз.
Более того, подход через абстиненцию – то есть полный отказ, в этой аддикции не срабатывает как универсальный метод – потому что не забываем, что так или иначе сахар нужен мозгу для энергетических потребностей. Конечно есть те, кто говорит «я отказался, переломался, потом само полегчало», так же, как и с алкоголем, сигаретами, наркотиками – немало историй, когда человек взял и завязал. Но все у всех по-разному и есть более мягкие варианты (не значит простые и дешевые) нежели полный отказ, который в 90% заканчивается срывом, но это уже вопрос индивидуального подхода, с учетом кучи нюансов – от текущего состояния здоровья (эндокринная система, состояние печени, уровень сахара в крови и т.п.) до психологических нюансов (образ жизни, присутствие депрессии, диагноз СДВГ в детстве и т.п.)
Самый же эффективный ключ в терапии аддикции – профилактика, которая чаще всего не заметна. Никто не пишет в новостях – сегодня 1000 рейсов по всему миру добрались благополучно, хотя чтобы это случилось работают десятки тысяч людей, и тратятся миллиарды долларов. Точно так же с профилактикой зависимого поведения – это и семья, и окружение, и школы, и среда, и подготовка специалистов помогающих профессий для раннего вмешательства и понимание проблемы населением.
И что уж точно последнее, что может помочь человеку с непростыми отношениями с сахаром, это комментарий «тебе надо похудеть». Фетшейминг все только усугубляет.
Итак, вывод для самых терпеливых читателей, добравшихся до этого места. У некоторых людей, склонных к зависимостям (а склонны они к ней потому что работает формула генетика + среда) и получившим в генетической лотерее предрасположенность к тому, чтобы именно сахар избыточно активизировал систему вознаграждения и выдавал дофаминовые пряники, могут наблюдаться состояния похожие на зависимость и даже в некоторых случаях требующие постоянного повышения сахарной «дозы».
У тех же, кто не аддикты, сахар иногда в периоды жизненной турбулентности, тоже может быть утешающим «веществом», но при нормализации окружающей среды чаще всего нужда в нем сама собой отпадает.
С весом все эти приключения могут быть связаны, а могут и нет. Как и с последствиями для здоровья – все, как бы банально это ни звучало, ну очень индивидуально.
ССЫЛКИ, упомянутые в статье:
[1] Как сахар влияет на мозг - https://www.youtube.com/watch?v=L9xGiN4Xzz8
[2] «Evidence for sugar addiction: Behavioral and neurochemical effects of intermittent, excessive sugar intake» - https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2235907/
[3] Почти всё, что мы, как нам кажется, знаем о наркомании, – неправда. Русская озвучка. https://www.youtube.com/watch?v=cWp6BMOQV8I
[4] Genes and Addictions

Text.

Голые и серьезные

03.10.2016

Бодипозитив набирает обороты. Принимать свое тело в любой форме и весе, относиться к нему уважительно. В основном тему развивают женщины, что неудивительно, нападки на телесный облик происходят больше в их адрес. 
Здесь же представлена отличная статья об отношении к своему телу мужчин. мужчин. http://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/217445-naked

Text.

Тело.

25.09.2016

Его называют храмом души и вместилищем грехов, его любят и ненавидят, восхищаются и стыдятся. Сложно слушать тело, если оно - Terra incognita или в лучшем случае механизм по обслуживанию внешних целей и задач, который время от времени ломается, вызывая досаду и раздражение. Не слушается, коварно набирая вес, предает усталостью и сводит на нет благие начинания. Война. И неудивительно, что вопрос "какое тело и как ты в своем теле?" вызывает большую тревогу. Ничего хорошего не приходится ждать от врага. Сложно испытать любопытство и интерес, когда внутри страх и ненависть. Попытка подчинить тело внешним или внутренним установкам, будь то похудеть на 10 кг за 10 дней, список дел, где отсутствуют пункты "отдохни хотя бы 5 минут" - объявление ему войны. Не удивляйтесь силе и отчаянию сопротивления, любой живой организм будет бороться за выживание, даже если придется набрать 20 кг, сломать ногу или серьезно заболеть. Только в этой войне нет победителей и побежденных. Ведь тело - это и есть Вы. И вопрос "как ты в своем теле" подразумевает насколько ты живой. 

Это очень хорошо отразила П.Эстес в своей книге "Бегущая с волками". "В теле нет ничего, что "должно быть таким-то". Дело не в форме, не в размере, не в возрасте, даже не в том, что всего должно быть по два, потому что есть и исключения. Вопрос первозданности стоит так: чувствительно ли тело, есть ли у него надлежащая связь с наслаждением, с сердцем, с душой, с дикой природой? Доступно ли ему счастье, радость? Может ли оно само двигаться, танцевать, подпрыгивать, раскачиваться, вращаться? Если да, то больше ничего не нужно". 

Для этого не нужно учиться медитировать или ждать отпуска. Всего лишь немного замедлиться, на несколько секунд обратить свое внимание на дыхание, ощущения, наблюдать за собой ИЗ тела, следовать за ним. Чувствуете разницу?

Text.

Вся правда о норме

17.09.2016

В начале 1950-х американцы измерили тела более 4000 пилотов по 140 характеристикам, чтобы спроектировать идеальную кабину для среднего пилота 

В конце 1940-х у американских военно-воздушных сил была серьёзная проблема: пилоты теряли контроль над самолётами. Тогда наступала эпоха реактивных двигателей, так что самолёты стали более быстрыми и сложными в управлении. Но катастрофы случались так часто и на таком количестве разнообразных самолётов, что ВВС США столкнулись с реальной проблемой спасения жизней. В худшее время разбивалось до 17 пилотов за день. 

Для таких небоевых аварий существовала два официальных обозначения: происшествия (incidents) и несчастные случаи (accidents), и они варьировались от непреднамеренного пикирования и плохого приземления до аварий со смертельным исходом и уничтожением самолёта. Поначалу авиационное начальство сваливало вину на людей в кокпитах, называя «ошибку пилота» главной причиной в отчётах об авариях. Такая оценка казалась обоснованной, поскольку в самих самолётах технические сбои были редкими. Инженеры подтверждали это снова и снова, тестируя механику и электронику, где не находили никаких дефектов. Пилоты тоже были сбиты с толку. Одно они знали наверняка: что их способности пилотирования не являются причиной. Если это не человеческая и не механическая ошибка, то что это? 

После многочисленных расследований без ответов чиновники обратили внимания на сам дизайн кабины. В далёком 1926 году, когда армия проектировала самый первый кокпит, инженеры замерили физические параметры сотен мужчин-пилотов (возможность управления самолётом женщиной никто всерьёз не рассматривал), и использовали эти данные для стандартизации размеров кабины. В течение следующих трёх десятилетий размер и форма кресла, расстояние до педалей и штурвала, высота ветрового стекла, даже форма шлема соответствовали средним параметрам лётчика 1926 года. 

Теперь военные инженеры начали задаваться вопросом, выросли ли пилоты с 1926 года. Чтобы получить новые значения физических параметров лётчиков, военно-воздушные силы инициировали крупнейшее исследование пилотов из когда либо проведённых. В 1950 году на авиабазе Райт-Паттерсон в Огайо подверглись тщательному измерению более 4000 пилотов по 140 параметрам размера, включая длину большого пальца, высоту до промежности и расстояние от глаза до уха. В результате они вычислили среднее значение каждого параметра. Все верили, что более тщательное вычисление параметров среднего пилота приведёт к созданию более удобного кокпита и уменьшит количество аварий. Или почти все. У одного недавно поступившего на службу 23-летнего учёного были сомнения. 

Лейтенант Гилберт С. Дэниэлс (Gilbert S. Daniels) не был похож на кипящего от тестостерона типичного персонажа воздушных боёв. Он был худощавый и носил очки. Ему нравились цветы и ландшафтный дизайн, а в старших классах Гилберт возглавлял клуб ботанического сада. Прежде чем его распределили в аэромедицинскую лабораторию на авиабазе Райт-Паттерсон сразу после университета, он никогда не летал на самолёте. Но это не имело значения. Как новичку-исследователю, ему поручили замерять конечности пилотов с помощью рулетки. 

Для Гилберта это было не впервой. Аэромедицинская лаборатория взяла его, потому что в Гарварде студент специализировался на физической антропологии, которая изучала анатомию людей. В первой половине 20 века эта область науки в значительной степени сосредоточилась на классификации человеческих личностей по типам групп в соответствии с их средними формами тела — практика, известная как «типирование». Например, многие физические антропологи полагали, что низкая и грузная фигура соответствует весёлым и смешливым людям, а высокая линия роста волос и пухлые губы отражают «криминальный тип личности». 

Впрочем, Дэниэлс не интересовался типированием. Вместо этого, его дипломная работа содержала достаточно трудоёмкое и кропотливое сравнение формы рук 250 гарвардских студентов мужского пола. Все студенты были схожи по этническому и социокультурному статусу (то есть белые и богатые), но неожиданно для антропологов в их руках вообще не было никакого сходства. Что ещё более удивительно, обнаружил Дэниэлс, средняя рука по результатам не соответствовала ни одному из индивидуальных измерений! Не существовало такого понятия как рука среднего размера. «Когда я покинул Гарвард, мне было ясно, что для проектирования чего-либо для конкретного человеческого существа средние параметры полностью бесполезны», — сказал мне Дэниэлс. 

Так что когда армия посадила молодого Гилберта измерять пилотов, он затаил тайное убеждение о средних размерах, которое противоречило почти столетию военной философии дизайна. Сидя в аэромедицинской лаборатории, измеряя руки, ноги, талии и лбы, он продолжал задавать себе один и тот же вопрос: Сколько пилотов действительно имеют средний размер? 

Гилберт решил выяснить это. Используя данные замеров с 4063 пилотов, Дэниэлс вычислил среднее значение по 10 физическим характеристикам, которые считались самыми важными для дизайна, включая рост, окружность грудной клетки и длину рукава. Так он получил размеры «среднего пилота», каким исследователь считал такого, чьи параметры входят в средние 30% диапазона значений по каждому параметру. Так что, например, когда после вычисления получился точный средний рост 175 см, Дэниэлс определил для «среднего пилота» рост от 170 до 180 см. Затем он тщательно, одного за другим, сравнил каждого отдельного пилота со средними значениями. 

До этого момента общепринятым мнением среди коллег-исследователей из ВВС было, что абсолютное большинство пилотов впишутся в средний диапазон по большинству параметров. В конце концов, лётчики изначально проходили предварительный отбор, чтобы соответствовать средним параметрам. (Например, если ваш рост 200 см, то вас никогда не возьмут в лётчики в первую очередь). Учёные предполагали, что значительное число пилотов будут соответствовать среднему диапазону по всем 10 параметрам. Но Гилберт Дэниэлс был поражён, когда определил истинное число таких пилотов. 

НОЛЬ 

Из 4063 пилотов ни один человек не соответствовал среднему диапазону по всем 10 параметрам. У одного были руки длиннее среднего и ноги короче среднего, у другого могла быть широкая грудь, но маленькие бёдра. Что ещё более поразительно, Дэниэлс выяснил, что если взять всего три из десяти параметров размера — например, окружность шеи, окружность бедра и окружность запястья — менее 3,5% лётчиков соответствовали средним параметрам по всем трём показателям. Выводы Дэниэлса были ясными и неопровержимыми. не существовало такого понятия как средний пилот. Если вы проектируете кабину для среднего пилота, то в реальности она не будет подходить ни для кого. 

Откровение Дэниэлса было таким значительным, что могло покончить с эпохой базовых допущений об индивидуальных чертах и начать новую эпоху. Но даже самые важные идеи требуют правильной интерпретации. Нам нравится думать, что факты говорят за себя, но на самом деле это не так. В конце концов, Гилберт Дэниэлс был не первым, кто обнаружил отсутствие среднего человека. 


Норма была спроектирована для демонстрации «идеальных» женских форм по результатам измерения 15 000 молодых взрослых женщин. Статую, установленную в медицинском музее Кливленда, создали гинеколог д-р Роберт Л. Дикинсон (Robert L. Dickinson) и его помощник Абрам Белски (Abram Belskie) 

НЕПРАВИЛЬНЫЙ ИДЕАЛ 

Семью годами ранее газета Cleveland Plain Dealer объявила конкурс на иллюстрацию для первой полосы, спонсорами выступили также медицинский музей Кливленда, медицинская академия Кливленда, медицинская школа и совет по образованию Кливленда. Победителям конкурса обещали военные облигации на $100, $50 и $25, а ещё десять удачливых девушек могли претендовать на военные марки номиналом $10. Конкурс? Девушкам предлагалось прислать параметры своего тела, которые ближе всего к параметрам типичной женщины, Нормы, которая увековечена в статуе из медицинского музея Кливленда. 

Норма была созданием известного гинеколога Роберта Л. Дикинсона и его помощника Абрама Белски, которые слепили фигуру по результатам измерения 15 000 молодых взрослых женщин. Д-р Дикинсон был влиятельной фигурой для своего времени: начальник отделения акушерства и гинекологии в Бруклинском госпитале, президент Американского общества гинекологов и председатель по акушерству в Американской медицинской ассоциации. Он был ещё и художник — Роден от акушерства, как назвал его один коллега — и всю свою карьеру делал эскизы женщин, их различных форм и размеров, изучая связь типов тел и поведения. 

Как многие учёные тех дней, Дикинсон верил, что истину можно определить путём сбора и усреднения большого количества данных. «Норма» олицетворяет собой такую истину. Для Дикинсона сбор тысяч показателей размеров женского тела и вычисление среднего значения давало понимание типичного женского телосложения — кого-то нормального. 

Одновременно с показом статуи, медицинский музей Кливленда начал продавать миниатюрные репродукции Нормы, рекламируя её как «Идеальную девушку», дав старт настоящей мании вокруг Нормы. Один известный физический антрополог сказал, что телосложение Нормы представляет собой «своего рода совершенство телесной формы», художники провозгласили её красоту «великолепным стандартом», а учителя физкультуры показывали её в качестве демонстрации, как молодая девушка должна выглядеть. Они предписывали выполнять индивидуальные упражнения на основании конкретных расхождений отдельной студентки от идеала. Норму напечатали в журнале Time, она была в газетных карикатурах, а в документальном сериале на CBS (This American Look) её параметры зачитывали вслух, чтобы каждая девушка могла проверить, что у неё тоже нормальное тело. 

23 ноября 1945 года Cleveland Plain Dealer объявил победителя: стройную брюнетку, кассира театра по имени Марта Скидмор (Martha Skidmore). Газета писала, что Скидмор любит танцевать, плавать и играть в боулинг — другими словами, её вкусы такие же нормальные, как и её фигура, которая считалась идеалом женских форм. 

До соревнования судьи предполагали, что параметры большинства конкурсанток окажется довольно близкими к средним, и что для выявления победителя придётся считать миллиметры. В реальности ничего такого не было и близко. Менее 40 из 3864 конкурсанток попадали в средний размер всего по 5 из 9 параметров, и ни одна конкурсантка — даже Марта Скидмор — не была близкой к среднему по всем 9 параметрам. Также как исследование Дэниэлса определило отсутствие такого понятия как средний пилот, конкурс на роль Нормы показал, что средней по размерам женщины тоже не существует. 

Но хотя Дэниэлс и организаторы конкурса получили одинаковый результат, они сделали совершенно разные выводы из этого. Большинство врачей и учёных того времени вовсе не посчитали, что Норма — неправильный идеал. Совсем наоборот: они сделали вывод, что большинство американских женщин нездоровы и не поддерживают нормальную форму. Одним из таких был доктор Бруно Гебхард (Bruno Gebhard), директор медицинского музея Кливленда: он сокрушался, что послевоенные женщины в значительной степени непригодны к службе в армии, и упрекал их, упоминая плохую физическую форму, что делает их «плохими производителями и плохими потребителями». 

Интерпретация Дэниэлса была в точности противоположной. «Склонность думать в терминах "среднего мужчины" — это ловушка, которая многих приводит к просчётам, — писал он в 1952 году. — Практически невозможно найти среднего лётчика не из-за каких-то индивидуальных черт его группы, а из-за большого разброса параметров в размерах тела у всех людей». 

Вместо того, чтобы предложить пилотам прилагать усилия для соответствия искусственному идеалу нормальности, анализ Дэниэлса привёл его к выводу, который вроде бы противоречит здравому смыслу и является краеугольным камнем его книги: любая система, рассчитанная на среднего человека, обречена на провал». 

Дэниэлс опубликовал свои результаты в 1952 году в технической записке ВВС под названием The "Average Man"? В ней он утверждал, что если армия хочет повысить эффективность своих солдат, в том числе лётчиков, то должна изменить дизайн любого окружения, в котором предполагается работать солдатам. Рекомендуются радикальные изменения: окружение должно соответствовать индивидуальным параметрам, а не средним. 

Удивительно, но к чести военно-воздушных сил, они прислушались к аргументам учёного. «Старые дизайны ВВС все были основаны на поиске пилотов, похожих на среднего пилота, — объяснил мне Дэниэлс. — Но когда мы показали им, что средний пилот — это бесполезная концепция, они нашли силы сфокусироваться на проектировании кокпитов индивидуально под каждого пилота. Вот когда ситуация начала меняться к лучшему». 

Отбросив ориентировку на средние значения, ВВС инициировала революцию в философии военного дизайна, основанную на главном принципе: индивидуальная подгонка. Вместо подгонки человека под нормы системы, армия начала подгонять систему под отдельного человека. Немедленно ВВС США выдвинули новые требования, чтобы кабины соответствовали всем пилотам, чьи размеры укладываются в диапазон распределения между 5% и 95% по каждой характеристике. 

Когда производители самолётов узнали о новых требованиях, то начали упираться, настаивая, что изменения обойдутся слишком дорого и займут годы для решения связанных инженерных проблем. Но военные отказались от компромисса, и тогда — ко всеобщему удивлению — авиационные инженеры очень быстро предложили довольно дешёвые и простые в реализации решения. Они спроектировали регулируемые кресла — технологию, которая теперь является стандартом во всех автомобилях. Они спроектировали регулируемые педали. Они разработали регулируемые ремни шлемов и лётные костюмы. 

После того, как эти и другие конструктивные решения были реализованы, эффективность пилотов выросла. Вскоре аналогичные требования были выдвинуты для каждого рода войск в американской армии, что экипировка и оборудование должны соответствовать большому диапазону параметров тела, а не средним. 

Почему военные хотели сделать такое радикальное изменение так быстро? Потому что изменение системы было не интеллектуальным упражнением — это было практическое решение срочной проблемы. Когда пилотам на сверхзвуковой скорости требуется выполнить трудный манёвр, используя сложный массив элементов управления, нельзя допустить, чтобы какой-нибудь датчик оказался вне поля зрения или до переключателя с трудом можно было дотянуться. Когда жизненно важные решения принимаются за доли секунды, пилоты были вынуждены принимать их в окружении, уже настроенном против них. 

Тодд Роуз.

Красивое тело на взгляд детей - это...

28.07.2016



«Мягкое» 
Марк, 4 года  

«Быстрое!» 
Вадим, 7 лет  

«Которое танцует красиво» 
Валерия, 5 лет  

«А я не знаю… Я не думал… Я не знал, что тело есть красивое и некрасивое. Мне надо подумать» 
Славик, 4,5 года 

«Красивое тело… вкусно пахнет! Шоколадкой, например. Или, как моя мама» 
Света, 6 лет  

«Это теплое тело. Я не люблю, когда меня обнимают холодные взрослые. А когда теплые — то люблю»  
Свят, 5 лет  


«Это… волшебное тело. Ну, не такое, как у всех. Например, другого цвета там, с сильно большими глазами или рисунками прямо на руках или ногах!»  
Игорь, 7 лет  


«Доброе тело. Доброе тело оно никуда не спешит. И не кричит, когда кто-то разлил воду или что-то разбил. Оно такое… доброе. Спокойное»  
Лара, 4 года и 8 месяцев 

«Когда нет температуры и всяких ранок, а еще зеленки»  
Марта, 5,5 лет  

«Какое …. Какое! Красивое тело — это любимое тело! Какое же еще?»  
Настя, 6,5 лет  

Материал с просторов интернета.

Мы обречены жить вместе или как вернуть себе тело и начать жить

15.07.2016

 

В погоне за красотой форм, фитнесом, здоровьем, успешным видом натренированных мышц, мы теряем тело как часть себя. По сути, бОльшую часть своей жизни, учитывая тот факт, что наши эмоции, реакции, чувства, множественные сигналы окружающей среды отражаются именно в теле, через него мы можем чувствовать себя более живыми. Быть живым — значит быть уязвимым, а значит внимательным, заботливым по отношению к себе и окружающим. Позволяет объективно оценивать окружающий мир вокруг и совершать более осознанные и экологичные выборы. И это сложно. Гораздо проще диссоциироваться от телесных переживаний и жить по жесткой предсказуемой схеме. Хоть жесткость предполагает острые углы, что царапают чувства, самооценку, зато усталости или боли можно не почувствовать. И этим отделенность от тела удобна, она способствует выживанию. «Не плачь», «замолчи», «ешь, что дают», «слушайся», «терпи», «соберись» - знакомые послания изнутри, не так ли? С такими внутренними требованиями можно нестись по жизни как раненое животное с небольшими передышками на отдых и еду. Сложно съесть достаточно, если еда - символ спокойствия и зона безопасности. Она не осудит и не обвинит, не бросит и не обесценит. Просто накормит, возвращая ощущение жизни и наполненности в тело. 
Диссоциированное тело - признак травмы. Травма — это то, что отделяет человека от тела. Если я не хочу что-то чувствовать, настолько это страшно, я мертвею телом, замираю, застываю, перекрывая себе доступ к эмоциям. Это нормальная реакция тела на стресс. И даже если травма не коснулась Вас лично, есть история. Если Вам интересно, как именно формировался и мутировал травматический опыт поколений в нашей стране, отсылаю Вас к статье Людмилы Петрановской «Травмы поколений». В этих условиях тело становится жестким, нечувствительным. В жестком теле сложно понять когда кормить голод, и где уже наступило насыщение. Возбуждение, как первый, еще неясный признак проявления желания или потребности, гасится едой, как нечто опасное или недопустимое. И часто, так и не присвоив себе свои желания, не поняв своих потребностей, можно начать кормить эти потребности в других, заботиться без позволения вплоть до навязчивости, истощаясь и оставаясь голодными. Так начинаются искажения и сложности в близких отношениях. Если мы не в контакте с телом, не связаны с ним, невозможно быть внимательным по отношению к другому живому существу, даже если любишь всей душой. 
В жестком теле нет выбора. И можно тысячу раз давать себе обещание начать с понедельника новую жизнь, и больше никогда не вставать на знакомые грабли, в момент стресса, в момент снижения уровня контроля все повторяется. И знания о позитивном образе тела или статьи о бодипозитиве и принятии себя в любом весе, заботе о себе вряд ли помогут, хотя прекрасны сами по себе. 
Выход? Есть. Учиться. Учиться возвращаться в тело. Думать не О теле, о том как с ним быть правильно - неправильно, а ощущать себя ИЗ тела, отвечая себе на простой вопрос — как Вы сейчас? Как Вы сидите, дышите, чувствуете опору... Замечайте себя. Тело не врет. То, что мы проживаем изнутри, в итоге определяет нас снаружи. 


Мадина Каирова.

Ответственность - выбор воина

01.07.2016

Способность отвечать не означает способность достигать успеха. Нет никаких гарантий, что то, что вы делаете создаст то, что вы хотите. Гарантия лишь в том, что, до тех пор, пока вы живы и в сознании, вы можете в погоне за счастьем реагировать на обстоятельства. Эта воля отвечать – определяющая способность человеческого существа. Наша способность отвечать (response-ability) – непосредственное выражение рациональности, воли и свободы. Быть человеком значит быть ответственным (способным на ответ, response-able) 

 

Полностью статья по ссылке http://wellpractice.ru/warrior-choice 

Text.

Все что вы держите в уме, отразится в вашем теле.

25.06.2016

Существует природная связь между разумом и телом. Что бы вы ни держали в своем уме, все отразится в вашем физиче­ском теле. Любые враждебные чувства или жестокость по отношению к другому, сильная страсть, неотступная зависть, мучительная тревога, вспышки горячности — все это действи­тельно разрушает клетки организма и вызывает развитие болезней сердца, печени, почек, селезенки, желудка и т.д. Беспокой­ство и стрессы привели к новым смертельным заболеваниям, высокому кровяному давлению, поражениям сердца и нервной системы, к раку. Боли, которые терзают физическое тело, — это вторичные болезни. 

Аппетит  

Наш аппетит полностью зависит от отношения к себе и к своей сущности, от чувств эмоционального голода или насыщения. Недостаточное насыщение приводит к глубокому внутреннему голоду, к нехватке не только пищи, но и любви, эмоционального возбуждения, другими словами, к внутренней пустоте. 

Жадный аппетит свидетельствует о нежелании искать ответы на сложные вопросы внутри себя, как будто безудержное поглощение пищи может принести какое-то удовлетворение и освобождение. Когда мы удовлетворены эмоционально (обретаем любовь к себе и способность любить других), то и наш аппетит становится нормальным. 

Булимия 

Это состояние в основном обусловлено теми же внутренними причинами, что анорексия и ожирение, но проявляется поглощением огромного количества еды с последующей принудительной рвотой. В этом случае антипатия к себе настолько велика, что предпочтение отдается рвоте, а не здоровью, что еще больше укрепляет отвращение к себе. 

Еда, а потом избавление от пищи не доставляют никакого удовольствия. Все это указывает на очевидные депрессию и отчаяние. Важно проявлять бескорыстную любовь и приятие, так как за стремлением избавиться от пищи скрывается потребность избавиться от отчаяния. 

Гипогликемия 

Низкий уровень сахара является признаком того, что мы слишком много даем другим, не оставляя ничего себе. Он свидетельствует о том, что нужно начать любить себя, воздавать должное себе, и только потом любить других. Гипогликемия может развиваться и при повышенной нагрузке или чрезмерном напряжении, когда запасы сахара в крови истощаются быстрее, чем мы можем их восстановить. 

Депрессия 

Депрессия предполагает глубокую внутреннюю печаль и стремление к другой жизни, противоречие между идеальным и реальным, между тем, кем мы хотели бы быть, и тем, кто мы есть на самом деле. Конечно, такое состояние определяется химическим или гормональным дисбалансом, однако причину его можно найти в основополагающих установках и эмоциональных проблемах. Какие трудности мы испытали в детстве? 

Довелось ли нам переживать войны, в которых жизнь ничего не стоит? Быть может, мы утратили цель и смысл жизни, потеряв любимого человека? Депрессия совершенно откровенно демонстрирует взаимоотношения между разумом и телом: когда подавлен разум, тело утрачивает свою жизнеспособность и здоровые функции. В этой ситуации важно достичь глубокого расслабления и восстановить связь с действительностью". 

Желудок 

Здесь начинается процесс переваривания, причем это применимо в равной степени как к перевариванию пищи, так и к перевариванию действительности, событий и эмоций. Если действительность «неудобоварима» или «тошнотворна», то она и в самом деле может вызвать расстройство пищеварения или тошноту. Желудок эмоционально связан с пищей, любовью и матерью. «Сосущая» пустота в желудке часто означает потребность в любви и эмоциональной поддержке, равно как и потребность в пище. Проблемы с желудком возникают тогда, когда жизнь не оправдывает наших ожиданий, и мы реагируем на это отрицательно – образованием кислоты в желудке. 

Нарушение пищеварения 

Что или кого мы «не перевариваем»? Желудок – это то место, в котором мы принимаем в себя извне пищу, действительность, мысли, чувства и события, чтобы их переварить, усвоить и интегрировать в свои системы. Если что-то нарушило пищеварение, значит, каким-то образом та действительность, с которой мы имеем дело и которую приняли в себя, вызывает расстройство и дисгармонию. 

Нервозность 

Она проявляется обостренной реакцией на других людей, свидетельствуя об отсутствии контакта с собственной внутренней сущностью. Это очень эгоцентристское состояние, при котором мы воспринимаем все вещи только субъективно, то есть в соответствии с тем, какое отношение они имеют к нам. При этом мы живем, постоянно страшась нападений или оскорблений; мы не способны расслабиться и освободиться от своих эгоистических установок. Отсутствует доверие. Большое значение имеет релаксация. 

Ожирение 

Это состояние часто расценивается как плата за успех: теперь у нас настолько все хорошо, что мы можем себе позволить есть все, что хотим. Еда – это замечательное средство расслабления и получения эмоционального удовлетворения, поскольку в нашем разуме она ассоциируется с любовью и с матерью. 

Однако если она используется для замены эмоциональной пустоты или как компенсация эмоциональной изоляции, то развивается ожирение. При этом мы помещаем слой жира между нашим внутренним «я» и внешним миром, отводим ему роль оборонительного рва, который должен защитить нас от нападения, от собственной уязвимости и возможной обиды. Но с таким же успехом он мешает и нашему свободному самовыражению. Ожирение часто развивается после тяжелого эмоционального потрясения или утраты, так как чувство опустошенности становится невыносимым. 

Мы теряем цель и смысл жизни, и наша попытка заполнить эту пустоту на самом деле ее только усугубляет. Избыточная плоть свидетельствует о том, что мы держится за жесткие ментальные установки и стереотипы, хотя в действительности они уже давно вызывают неловкость. Ожирение у детей может отражать их затруднения в процессе осознания действительность или самовыражения и часто проявлятся после развода родителей или после смерти одного из них. 

Отечность 

Отек может представлять собой припухлость, как это бывает при ушибе или воспалении. Он означает эмоциональное сопротивление или сдерживание эмоций. Отек – это накопление жидкости, накопление эмоций, которые мы сдерживаем, считая их выражение неприемлемым. Это также способ самозащиты, и мы можем спросить себя, что же такое мы чувствуем, от чего нужно защищаться? В более серьезных случаях могут развиваться генерализованные отеки. 

Патологические пристрастия 

Это попытки найти удовлетворение в чем-то вне себя, так как способность удовлетворять потребности изнутри утрачена. Могут развиваться патологические пристрастия к еде, сигаретам, наркотикам, алкоголю, сексу и так далее. Чем бы они ни были, они заполняют пустоту, притупляют ощущение безнадежности, бессмыссленности жизни, которые подобно омуту затягивают нас, требуют жертв. 

Это неразрешенный вопрос наших взаимоотношений с собой, обиды и злости на мир, который не выполняет наши желания; неспособность по-растоящему любить себя и без страха воспринимать свое одиночество. Все мы тем или иным способом сохраняем собственное эго. Некоторые демонстрируют его и связанные с ним страхи и неврозы внешним способом, через пристрастие к чему-то материальному, другие же прячут его внутри, начинают бояться темноты или нападений. Чтобы избавиться от этих пристрастий, нужны сила и личное мужество, нужно стремиться навстречу неизвестному, обрести уверенность в том, что все будет в порядке, а самое главное, вырастить любовь к себе. 

Стресс 

Он может быть как положительным, играть стимулирующую и созидательную роль, так и отрицательным, угрожать жизни. Стрессовый фактор сам по себе гораздо менее важен, чем наша реакция на него: от того, как мы реагируем на ситуации, события, чувства и затруднения, зависят связанные со стрессом изменения в организме. Вместо того, чтобы обвинять внешние обстоятельства в своих бедах, нужно заглянуть в себя и изучить собственные реакции, мотивы и установки. Большое значение имеет глубокое расслабление.  

Из книги Д.Шапиро "РАЗУМ ЛЕЧИТ ТЕЛО"

Text.

Что на самом деле стоит за расстройствами питания.

17.06.2016

И хотя нам еще многое предстоит узнать о расстройствах пищевого поведения (далее - РПП), я верю, что мы сделали определенный прогресс в их понимании. 



Многие из нас слышали, что «расстройства пищевого поведения не про еду и не про вес» - это фраза номер один, она звучит со всех сторон и от тех, кто сам страдает от РПП и от тех, кто занимается терапией, она призвана бороться с заблуждениями относительно РПП. Но чего люди действительно все еще не понимают, так это того О ЧЕМ же РПП на самом деле. 

Мне кажется, что люди избегают говорить, о чем же именно РПП, потому что это ОЧЕНЬ сложная тема, в ней много много много слоев, комбинаций различных факторов. Это все усложняет. Самая популярная фраза, какую мне приходилось слышать это: «Я знаю, что РПП это не про вес и не про еду… это про контроль». О, да. Часто дело именно в этом, желание контроля весьма часто присутствует, но это слишком упрощенное объяснение. Причины, которые кроются за РПП, всегда разные, уникальные как сам человек, страдающий РПП, это рискованное дело перечислять возможные причины… Но я пишу этот текст в надежде, что он поможет расширить понимание этих расстройств и прольет некоторый свет на причины, лежащие в тени невысказанности. 

Это не про еду или вес… Это про чувство небезопасности в этом мире. Это про чувство, что мы не можем никому доверять, даже самим себе. РПП становится «единственным заслуживающим доверия». 

Это про чувства, которые мы не можем вербализировать, которые не могут выть выражены с помощью слов и тогда мы пытаемся «сказать» их с помощью тела. 

Это об очень экстремальном, интенсивном чувстве собственной неадекватности. Таком, будто что бы мы ни сказали или ни сделали не ощущается «правильным». «Не достаточно худая» часто означает нечто иное, что больно признать. Означает, что мы «не достаточны». Полный провал. 

Это о чувстве, что мы не справляемся с жизнью. Как будто ни в чем нет смысла. Все очень сложно. РПП дает нам чувство успокоения… со стороны наша жизнь с РПП может казаться абсолютным хаосом, но расстройство дает нам фальшивое чувство безопасности, в котором мы так отчаянно нуждаемся. Проблемы, которые кажутся слишком большими и сложными, чтобы с ними справиться; чувства, с которыми слишком дискомфортно жить – РПП дает нам простые, конкретные ответы на наш стресс. Наши тела становятся проблемой, а чтобы решить эту проблемы нам нужно потерять вес. 

Это про потребность чувствовать себя любимой и принятой, но при этом мы чувствуем себя недостойными настоящей любви и принятия. Это про ненависть к тому факту, что мы испытываем потребности и желания. Для некоторых из нас ощущение того, что мы имеем потребности заставляет нас чувствовать себя жадными и эгоистичными. Для некоторых из нас испытывать потребности означает, что нам будет больно, если эти потребности не найдут своего удовлетворения. Некоторые из нас не верят в то, что их потребности заслуживают удовлетворения. Мы стараемся убедить себя, что нам ничего не нужно, избегая еды, нашей самой большой базовой потребности. 

Это о низкой самооценке. Это даже больше чем просто низкая самооценка – это про ненависть к себе. Ненависть к себе, которая может присутствовать в нас из-за множества причин. Наше доверие может быть разрушено тем, кого мы любили. Может быть, по отношению к нам совершалось насилие: эмоциональное, физическое, сексуальное. Может быть, мы совершили вещи, о которых сильно сожалеем. Мы можем винить себя за болезненный опыт, который произошел в нашей жизни. Мы можем даже не знать почему так сильно ненавидим себя, но чувствуем эту ненависть всем свои существом. Это что-то глубоко внутри, что-то, что мы верим очень темное, опасное, отвратительное и ужасное. Мы верим в то, что мы «плохие» люди и заслуживаем наказания. Мы голодаем, вызываем рвоту, переедаем, занимаемся физическими нагрузками из последних сил, потому что мы чувствуем, что заслуживаем умереть медленной и мучительной смертью. Мы заслуживаем эту ужасную жизнь. 

Это об изнурительной тревоге и/или депрессии, с которыми мы боремся и РПП помогают справляться с ними. Некоторых из нас постоянно кидает от депрессии к РПП – когда одна сторона набирает силу, другая ослабевает и наоборот. 

Это о том, как нас постоянно парализует перфекционизм. В прямом смысле этого слова. У многих из нас черты обсессивно-компульсивного расстройства и требования к себе настолько высоки, что каждое действие ощущается как провал. Мы оказываем на себя невероятное давление с требованием быть «лучшими». Мы постоянно сравниваем себя с окружающими и постоянно находим, чем мы хуже. 

Это про отвращение, которое мы испытываем к нашим телам. Кого-то из нас высмеивали и стыдили за наш вес в детстве – в школе, в семье. Кто-то из нас испытывает неловкость за то, как меняются наши тела в пубертате. Кто-то из нас винит свое тело за то, что над нами совершили насилие. В любом случае, наши тела нас предали. 

Это о среде, в которой мы выросли. Кто-то из нас вырос, наблюдая скандальный развод родителей, кто-то пережил смерть важного любимого человека, кто-то из нас рос приемным ребенком, которого передавали из семьи в семью. Кого-то из нас дразнили потому что он был из бедной или из богатой семьи. Кто-то из нас рос в семье, в которой творился абсолютный хаос. У кого-то из нас родители были далекими, эмоционально отстраненными, у других – слишком опекающими и контролирующими. 

Это о секретности и тишине. Это безмолвный крик. Мы кричим о любви, помощи, освобождении, прощении, поддержке, принятии. Мы используем для коммуникации наши тела и поведение, а не голоса. 

Это про страх. Мы боимся взрослеть и боимся остаться маленькими. Боимся своего будущего и прошлого. Кто-то из нас боится ошибок, кто-то – успеха. Боимся быть «слишком» или «недостаточно». Кто-то из нас боится не быть блестящим, или удивительным, или уникальным, или богатым, или известным, или вдохновляющим, или важным, или заметным или… ЛЮБИМЫМ. Мы боимся, что никогда не встретим того, кто нас полюбит, без всяких условий а кто-то из нас боится встретить именно такую любовь. Кто-то из нас боится и того и другого сразу. Все эти противоречия делают нашу жизнь такой сложной и пугающей, с ней становится очень непросто справляться. 

Это о том, чтобы держаться за свою идентичность. Мы боимся, что без РПП мы просто ничто. Каким-то причудливым образом нам кажется, что наше расстройство делает нас сильными. Мы верим в то, что РПП маскирует наш страх, стыд, нашу уязвимость. Все те вещи, которые как нам кажется, делают нас слабыми. 

Это о болезненных чувствах и о наших установках, что мы не справимся с ними и мы используем РПП, чтобы приглушить грусть, гнев, боль, стыд, вину, безнадежность, страх и т.п. 

Это про то, как жить, когда у тебя очень чувствительная душа. Мы переживаем все очень глубоко и интенсивно. Мы часто заражаемся эмоциями других и чувствуем чужую боль. Проблемы и чувства других становятся нашими. Мы бурно эмоционально реагируем на все, ежедневные новости расстраивают нас и настроение может стремительно упасть. Мы все принимаем на свой счет и постоянно обдумываем ВСЕ. Мы чувствуем тяжесть мира на наших плечах так, как будто спасти мир - наша личная ответственность. 

Это о подсознательном принятии в себя «западного идеала красоты», который мы наблюдаем изо дня в день. Это означает находиться под постоянными бомбардировками рекламного мира, который внушает нам, что мы недостаточно хороши. 

Это об одиночестве. Будто мы постоянно никуда не вписываемся и ни к чему, и никому не принадлежим. Будто нас никто не понимает. Как будто мы нечто совсем иное и не похожи ни на одного человека на земле. И не важно сколько вокруг нас родственников и друзей, это все равно одиночество, пустота, которую, как нам кажется, нельзя заполнить. 

Это о выживании. Это помогает нам выживать и справляться с пугающим и болезненным жизненным опытом. 

Это о пассивности. Многие из нас ставят на первое место других, а не собственное здоровье и счастье. Мы говорим «да», когда думаем «нет» и «нет», когда имеем в виду «да». Мы подавляем свою настойчивость и в результате нами пользуются, что еще сильнее подкрепляет наше чувство «я ничего не стою». 

Это о приватности, иметь что-то, что наше и только наше. Что-то, до чего больше никто не сможет дотронуться. 

Это не про вес, но для некоторых из нас про вес. Однако, не так как вы можете подумать. Некоторые из нас хотят уменьшиться так, чтобы стать невидимыми. Мы хотим стать такими маленькими, какими мы себя ощущаем. Мы хотим спрятаться. Наши исчезающие тела становятся метафорой наших исчезающих душ. Кто-то из нас хочет стать больше, чтобы спрятаться за своим весом. Таким образом, наше толстое тело становится нашей защитой. Мы становимся «нежеланными» для мужчин или женщин. И тогда нам не нужно сталкиваться с интимностью, отношениями и сексуальностью. Потому что эти вещи нас пугают. Наши тела отражают то, как мы ощущаем себя ВНУТРИ. Что истощает дух истощает и тело. 

Это о том, как пребывать в такой эмоциональной боли, что ты даже не можешь позволить себе её чувствовать или просто признать. Боль, которую приносит РПП кажется просто благословением по сравнению с настоящей болью. Мы используем РПП, чтобы избежать или отвлечь себя от всех тех вещей, которые на самом деле происходят внутри нас. 
Чаще всего это сумма всех этих мыслей, чувств, установок и опыта и множества других факторов, которые я не упомянула. Все люди разные. 

Это перечень наиболее частых причин, которые известны мне из личного опыта жизни с РПП и которыми со мной поделились другие люди, это ни в коем случае не исчерпывающий список. 

Также, пожалуйста, помните, что осознание этих причин заняло время – это и терапия, и саморефлексия и личностное развитие… тот кто страдает РПП не делает сознательного решения заболеть РПП, чтобы, например, избежать эмоциональной боли. Это все происходит подсознательно. РПП маскирует все эти внутренние причины и убеждает нас в том, что единственная проблема – это что мы «толстые». 

И если ваш близкий страдает РПП, вместо того, чтобы говорить ему «просто ешь», спросите его, что он считает находится за его РПП и не верьте, если ответ будет «я просто толстый»… потому что это ВСЕГДА не тот ответ. Не важно насколько сильно он ощущает это в данный конкретный момент, это всегда гораздо глубже. 

Помогите нам остановить молчание. Давайте говорить на более глубоком, не поверхностном уровне. Один из важнейших шагов к выздоровлению включает в себя возможность исследовать и делиться нашими личными историями. Мы должны понять, почему у нас развилось РПП и как оно помогает нам – только в этом случае мы найдем свой путь к исцелению. 

Ссылка на источник:http://the-healing-nest.tumblr.com/post/96457447460/w.. 
Перевод Юлии Лапиной

Text.

Cтигматизация ожирения. FATшизм современности.

06.06.2016


В чем только не обвиняют жир. Он сокращает жизнь, он ведет к различным заболеваниям, он распространяется как вирус, поражая лишним весом все большее количество людей, угрожает перерасти в пандемию ожирения. Словно победи мы ожирение, это решит проблему глобального потепления, экономические и политические кризисы. В таких условиях страх набрать лишние килограммы иногда становится сильнее страха смерти, больше простого здравого смысла, когда в погоне за заданными параметрами тела в расход идут здоровье, самооценка, настроение, сама жизнь со всеми ее смыслами. 
Те же, кто заражается вирусом ожирения подвергаются гонениями и социальному геноциду, словно недолюди. 
Подобное насилие вполне оправдывает прогноз о пандемии ожирения, поскольку ведут к расстройствам питания, и в результате утрачивается естественная связь с телом, что лишь усугубляет ситуацию. 


Мощным движением за возможность быть разными выступает бодипозитив, который выступает за принятие и признание тела с разными параметрами. На мой взгляд, его основной вклад и миссия в широком смысле - идея о том, как быть живым в теле, а не привычное в современном обществе отношения к телу, как к товару, у которого должен быть товарный вид. На сегодняшний день бодипозитив часто обвиняют в оправдании нездоровых привычек и переедания, пропаганде попустительского отношения к собственному здоровью и долголетию. На самом же деле движение выступает против предубеждения «больной», «безвольный», «нездоровый» по отношению к полным, которое наносит гораздо больший вред, нежели лишний вес сам по себе. Более того, есть люди, которые уже родились крупными, с «нормальным ожирением» - физиологически заданной массой тела, когда ИМТ указывает на ожирение первой или второй степени, при этом все параметры здоровья и качества жизни находятся в норме. И тогда дело вовсе не лишней массе тела, а в том, как относится к себе, а значит и к телу. В одном из исследований, в котором приняло участие 19000 человек показало, что люди, которые довольны своим телом, больше заботятся о себе, ведут здоровый образ жизни, имеют больше социальных связей, чаще испытывают состояние удовлетворенности и, как следствие, имеют более высокое качество жизни. И пока индустрия красоты и диетическая идеология ведет охоту на жир, демонизируя его, неврозом ожирения заражается все большее количество людей, готовых откупаться деньгами, временем и другими жизненными ресурсами.  


Мадина Каирова

Text.

12 мифов об интуитивном (осознанном) питании.

30.05.2016


Автор текста - KELSEY MILLER 
Произнесите словосочетание «интуитивное питание» и большинство людей закивают в ответ. Ну вы знаете такие кивки «О, дорогая, я и подумать не могла, что ты сумасшедшая, но мне не хочется быть грубой, поэтому можешь еще рассказать мне о волшебных феях». А я ведь и правда могу. На первый взгляд кажется, что интуитивное питание звучит как будто вы выбираете еду каким-то невидимыми чакрами. Но на самом деле, ровно наоборот. Интуитивное питание означает что вы едите как нормальный рациональный человек. 
Конечно, большинство из нас не действуют нормально и рационально, когда речь заходит о еде. 
Скорее всего у вас есть непростое отношение к еде и масса мешающих жить пищевых привычек, если конечно вы только не выросли в идеальном сферическом мире в вакууме, в котором не было никакого влияние среды на ваши пищевые правила и на ваш образ тела. Скептики говорят: «Не надо все усложнять, просто ешьте нормально – это очень просто!» 
Но для миллионов из нас, кто сидел на диетах всю свою жизнь (и/или столкнулся с расстройствами пищевого поведения) это совсем не просто. Нам нужна помощь, чтобы разорвать порочный круг. Нам нужен проводник, нам нужно много практики и иметь возможность осваивать новые навыки маленькими шагами. Для нас это на самом деле то еще приключение - относиться к еде просто как к еде. И именно поэтому и существует концепция интуитивного питания. 
Но у скептиков много стереотипов об интуитивном питании. Они говорят, что интуитивное питание это фаст-фуд с утра до вечера, что это наплевательское отношение к здоровью, что это признание своего поражения. Я понятия не имею, почему они так говорят, может быть потому что просто не до конца понимают того, о чем рассуждают? Может такое быть? 
Если так, то я рада помочь! В этой статье я хочу развенчать основные мифы об интуитивном питании. Если вам нужно больше информации, то есть книги [1] об интуитивном питании. Но сейчас, давайте начнем с 12 мифов, о которых важно знать правду прежде чем судить концепцию интуитивного питания. 

 

 

1. Это диета. 
Давайте начнем с очевидного: нет. Интуитивное питание - это способ научиться есть вне диетического менталитета. (Этот подход так же часто используется в терапии расстройств пищевого поведения, чтобы помощь пациентам создать новые здоровые отношения с едой). 
Это о том, как научиться отделять еду от всех этих старых диетических правил и начать смотреть на нее через удовлетворение. Когда вы на диете, вы можете смотреть на картошку и спрашивать себя: «Сколько в ней калорий и углеводов? Если я её съем, что я должен не есть потом? Я сегодня хорошо себя вел или плохо? Если плохо, пошло все к чертовой бабушке, я еще съем сливок, сыр и бекон. Нет, два куска бекона». С интуитивным питанием вы просто смотрите на картошку и спрашиваете: «Я хочу её съесть?» Другие факторы тоже могут учитываться (мы еще к этому вернемся), но все начинается именно с этого вопроса. 
Вкратце, с интуитивным питанием картошка - это просто картошка. 
2. Слушать свое тело = Не слушать свой мозг. 
Я не знаю откуда взялся этот миф, потому что интуиция - это то, что происходит в вашей голове. Что именно вы используете, когда «интуитивно чувствуете» людей? Правильно – ваш мозг! Интуитивное питание учит вас есть на основании сигналов тела, но это не ввергает вас бессознательное состояние, запрещая принимать какие бы то ни было сознательные решения. 
Подумайте снова о картошке. Представьте, что я лечу в гости к родителям на Новый год и остановилась перекусить в кафе аэропорта. Может быть картофель фри звучит весьма соблазнительно, но я знаю, что через пару часов меня ждет новогодний стол. Я действительно хотела бы полакомиться аэропортной картошкой, но прекрасно понимаю, что лучше отложить это удовольствие до новогоднего стола и насладиться ей в полной мере в кругу семьи. 
С другой стороны, иногда вы не голодны, но лучше бы поесть. Что если бы я не была голодной в аэропорту? Я знаю, что я все равно должна поесть, потому что впереди долгая дорога и не факт, что рядом будет еда. Мое тело не в курсе всех этих деталей, а мозг в курсе и ему принимать финальное решение. 
3. Вы наберете вес. 
Или похудеете, или ничего не изменится, или… все что угодно. Извините, но это все не про вес. И не может быть про вес. Вы не можете одновременно создать нейтральные отношения с едой и сфокусироваться на потере веса. Как цели – это абсолютно противоположные направления. 
На самом деле изменения веса - это побочный эффект изменений пищевых привычек. Но эти изменения для всех разные. Если у вас много лишнего веса, то скорее всего вы рано или поздно его потеряете. Но пока вы осваиваете новый стиль питания, вы пройдете через множество фаз и это может отражаться на вашем весе. Изменения - это трудно, и они занимают определенное время. Диета может обещать вам похудеть на 15 кг за месяц вне зависимости от вашего веса, здоровья или стиля жизни. Но кто на это покупается? Интуитивное питание оно о долгосрочных изменениях, оно про реальность. 
Еще одна важная вещь – тела людей, которые питаются нормально тоже меняется. Наши тела отражают нашу жизнь, и мы должны научиться принимать это без оценок. Хоть раз осуждение принесло кому-либо пользу? 




4. Питательность еды не имеет значения. 
Неправда! Питательность важный фактор и от него зависит жизнь. Задача интуитивного питания научиться не говорить о «питательности» в ограничительных, догматичных диетическо-похудательных терминах. Концепция питательности настолько уже связана в наших головах с диетами, что мы перестали думать о ней как о чем-то естественном и приятном. Это стало орудием, которым мы себя наказываем. И это бред. 
Интуитивное питание не говорит вам «ешь это, а не то», но спрашивает «что поможет телу чувствовать себя хорошо?» и получить честный ответ. Точно так же как я признаю свои вкусовые пристрастия и перекусы, я признаю тот факт, что белок дает моему телу силы и сытость. Я понимаю, что клетчатка улучшает пищеварение и в моей тарелке присутствуют овощи. Я понимаю, что попкорн в кино может быть приятным на вкус, но от него у меня потом болит желудок. Это не означает, что я запретила его себе навсегда. Это означает, что я это учитываю. 
Наши тела имеют биологические питательные потребности и интуитивное питание помогает научиться эти потребности по-настоящему расслышать. 
5. НИКАКИХ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЕ. 
Э.., нет. Вы, вообще, о чем? Конечно упражнения. Регулярные физические нагрузки приносят пользу и помогают временами чувствовать себя лучше. Интуитивное питание подчеркивает преимущества от фитнеса, мотивируя вас отделить его от тревог, связанных с потерей веса. 
И это ОЧЕНЬ непросто. Если вы привыкли думать, что занятие на эллипсоиде = 600 ккал = завтра я похудею и значит стану лучше, буду более ценным человеком и может быть даже заслужу замороженный йогурт – физические нагрузки не будут ощущаться как радость. Но, точно так же, как и с едой, интуитивное питание пытается научиться вас думать о тренировках в нейтральном ключе. Это означает быть открытым новому, наблюдать за собой с любопытством, и на самом деле следить за тем как себя чувствует тело. Может быть бег это не ваше. Может быть у вас есть травмы, которые не совместимы с определенными видами спорта. Но если вы найдете то, что заставляет вас чувствовать себя хорошо – и будете это делать – вашему тело тоже будет хорошо. 
6. Есть то что хочешь = есть всякий мусор, потому все равно? 
И опять, есть то что хочется не означает с утра до вечера в диком восторге есть шоколадное мороженное с шоколадным кремом в шоколаде. Я часто привожу пример того, как вы ели в детстве. Я не в прямом смысле предлагаю есть детскую еду, а просто попробовать делать это как делают дети: есть, когда голодны, до тех пора пока не почувствуете насыщение, а затем остановиться. 
Трехлетний ребенок понятия не имеет сколько быстрых углеводов в банане. Он даже не знает, что ему нравится. Он пытается это выяснить. Он говорит: «Да, мне это нравится или нет, не нравится» (ну может быть не так идеально спокойно). Ему не требуется время на раздумья. У него нет предубеждений относительно еды. Ихнет пока мы не начинаем говорить ему что нужно есть, а что нельзя и в этот момент начинает формироваться концепция хорошей/плохой еды. До этого момента еда нейтральна, и он может есть её именно такой. Вот что я называю «есть как ребенок». Есть так, чтобы еда ни делала, в конечном счете она не делает нас "хорошим" или "плохим" человеком. 




7. Интуитивное питание означает есть чизбургеры весь день, каждый день.  
Опять неправда, но я добавила этот пункт, потому что в начале это может ощущаться именно так. 
Когда вы только освобождаетесь из диетической тюрьмы, вы можете чувствовать некоторое возбуждение. Плюс, ваш мозг привык к этим состояниям между очередными диетами, и он выучил этот порядок: наешься побольше этого сейчас, потому что скоро опять не будет никаких чизбургеров. Каков бы ни был ваш запретный плод – чизбургеры, картофель-фри, пицца – практикуя интуитивное питания в самом начале вы пройдете и через фазу, когда будете много их есть и это нормально. Это очень страшно, но это нормально. И я обещаю: это пройдет. В конце концов, вы осознаете, что чизбургеры никуда не денутся и поэтому их не нужно поглощать как в последний день. Ваше тело начинает понимать: О, они всегда доступны? Слава Богу! Потому что не хотело тебе говорить, но они мне уже порядком осточертели. У нас есть дома рыба? 
8. Давайте сделаем всех толстыми! 
Многие люди приравнивают интуитивное питание к движению по принятию полноты. Да, действительно есть между ними общие моменты: они оба подчеркивают принятие тела, но есть между ними важные различия. Движение по принятию полноты оно о снятии стигмы полноты в социуме, оно рассказывает широкому кругу людей о концепции «здоровья в любом весе» и борется с реальной дискриминацией полных людей.  
Я думаю, что большинство людей, практикующих интуитивное питание поддержат эти усилия, но суть интуитивного питания в отношениях с едой. Образ тела играет ключевую роль в этом, но это еще не все. И даже если вы не следуете интуитивному питанию, образ тела сам по себе долгая и важная история.  
9. Позволяй себе любую еду всегда, даже если хочется лобстера на золотом блюде. 
Самые вкусные вареники в своей жизни я ела в прошлом году в Кракове. Иногда мне ничего не хочется другого, кроме как тарелки этих вареников прямо сейчас. Но у меня нет частного самолета, чтобы прямо сейчас отправиться в Краков. Означает ли это, что мне не удалось интуитивное питание? Нет! Это означает что я взрослый человек в реальном мире! Это означает, что я пойду в любимый местный польский ресторан и съем правда хорошие вареники (или другое блюдо с тестом и вареньем) и быть может это не будет в точности то же самое, НО! Я удовлетворю свои потребности лучшим образом, который мне сейчас доступен. Я не буду трицать эту потребность, потому что некоторые диеты относят вареники к «запретной» еде. И сделаю для себя максимум – и так буду стараться делать в других областях моей жизни, которые важнее вареников. 
10. Это очень просто. 
Я бы хотела, чтобы это было так, но нет. Иногда я даже скучаю по простоте диет и насколько в них просто получить «приз». Пока ты на диете, вся твоя ценность базируется на том что ты ешь в течении дня и насколько снизился твой вес за неделю. Это было трудно, но не сложно. 
С одной стороны, интуитивное питание - это просто: ешь то что хочешь! С другой – это непросто. Тебе нужно распутать этот сложный клубок идей относительно еды, научиться быть осознанным и создать множество новых привычек – и все это только для того, чтобы иметь возможность сесть и нормально поесть. Со временем сложностей становится меньше и есть нормально и правда получается нормально. Но это требует гораздо больше времени, усилий и взглядов внутрь себя – и все это нужно делать самому. Выигрывать и проигрывать в этой игре гораздо сложнее, потому что в ней нет выигрышей и проигрышей. Уффф. Поймите меня правильно – это все того стоит, и я никогда не хотела бы вернуться к прошлому. Но иногда это правда уффффффффффффф.  
11. Ты не можешь быть вегетарианцем/веганом и интуитивным едоком. 
Не-е-т! 
Интуитивное питание оно о потребностях тела и об их удовлетворении. Если мясо и продукты животного происхождения не удовлетворяют ваши потребности, тогда не ешьте их. Если вас тянет к растительному питанию – по любым причинам – идите по этой дороге. Идея концепции интуитивного питания в первую очередь втом, что никто кроме вас не хозяин вашему телу. Это означает, что ни один человек, ни одна программа не должна ограничивать вас от еды, которую вы хотите или заставлять есть то, что вы не хотите. 
Когда я была моложе, я была несколько лет вегетарианкой, а потом перестала ей быть. Я снова решила начать есть мясо по нескольким причинам, но в любом случае это МОИ личные причины и МОЙ опыт. Конкретно сейчас мне лучше с мясом в моем рационе. Но моя система ценностей и мои физические потребности - исключительно мое дело. А ваши – ваше. 
12. Интуитивное питание подходит каждому. 
Ну, технически правда. В конце концов, интуитивное питание означает всего лишь… питание. Это питание, основанное на ваших потребностях, а не на диетических правилах – и, если подходить с этой точки зрения, я думаю оно для всех, да. Но, если вы измучены диетами, ваш тошнит от «систем» и «подходов» и вообще от каких-либо Планов-Как-Нужно-Есть, абсолютно понятно и естественно, что вы не хотите никаких новых программ. 
Если вы найдете что-то, что поможет вам излечить ваши отношения с едой – тогда это и есть самое важное. Кто-то называет это настройками питания или осознанным питанием. Вы можете называть это Волшебным Питанием Фей, если хотите. Я здесь не для того чтобы судить других. 
Нет серьезно, никто из нас в этом мире не для того чтобы судить других. 


Перевод - Юлия Лапина

Text.

Умение ошибаться - общечеловеческий навык.

21.05.2016


Недавно проводила семинар по осознанному питанию в центре психологии и йоги. После, как обычно это бывает, участники подходили с личными вопросами. «Скажите, я иногда съедаю слишком много, особенно сладкого, у меня наверное зависимость?» «Я стараюсь есть осознанно, выбирая правильную еду, но потом срываюсь. Ругаю себя очень, как мне настроиться правильно?» 

 


Это распространенный сценарий тревоги и вины в отношениях с едой многим не дает спокойно наслаждаться одной из главных потребностей и удовольствий жизни.

 


Вообще, осуждать и фиксировать внимание на том, что не так является частью нашей культуры воспитания. Так постепенно формируется жесткий безаппеляционный внутренний критик. Ему неведомо сочувствие, он не учитывает объективных сложностей или права на ошибку, он не умеет видеть хорошее.
Так, не сразу, постепенно, мир окрашивается в черно-белые тона, при этом белая полоса —лишь тревожное ожидание очередной неприятности. 

 


Я питалась на этой неделе осознанно и ни разу не съела больше, чем хотелось.
Хорошо получилось.
Боюсь радоваться, вдруг завтра сорвусь?
Правда в том, что люди переедают время от времени. На праздниках, иногда автоматически, потому что угостили, когда ну, ооочень вкусно и сложно остановиться, когда захлестывают А ведь не секрет, что способность принимать промахи и сочувствовать своим ошибкам (не путать с оправданием) гораздо лучше мотивируют на то, чтобы продолжать пробовать и достигать успеха, чувствовать себя более счастливым. 
Кристин Нефф, доктор философии, вывел 3 компонента сочувствия к себе:

 


Быть добрым к себе и стараться понять внутренние мотивации своего поступка. Есть правило, согласно которому в основе даже негативного поведения лежит позитивное намерение. Если вы наносите себе вред перееданием, в этот момент лишняя еда производит для вас большую работу — снижает напряжение, успокаивает, отвлекает, подбадривает и т. д. Вы едите не от хорошей жизни. Если ругать себя или наказывать голоданием, спортом, вызыванием рвоты, это лишь усугубит ситуацию.

 


Умение ошибаться — общечеловеческий навык. Отношения с едой - не исключение. Время от времени переедают все, так что вы не одиноки.

 


Внимательность. Важно учиться поддерживать баланс: не позволять себе сверхидентифицироваться с негативными мыслями, и в то же время не игнорировать их.

 


Сочувствие к себе может предотвратить эмоциогенное переедание и помогает лучше и мудрее проявлять заботу о себе. Любопытная, исследовательская позиция вместо контролирующей дает возможность лучше отследить свои привычки, уязвимые состояния, которые запускают переедание, свои потребности и желания, компенсируемые едой. И в итоге делают отношения с едой более здоровыми. 

Мадина Каирова.

Text.

Похудеть на диете невозможно.

12.05.2016

" И это не относится к силе воли. Это вопрос нейронауки. Вы не можете и не должны сопротивляться".
Сандра Аамонд — нейробиолог, 2016г.

Недавно в США проходила большая конференция по проблеме ожирения и расстройств пищевого поведения. Благодаря моему коллеге и другу Владу Бухтоярову, который строчил содержания докладов с невероятной скоростью основной вывод разных представителей науки - слухи о вреде лишнего веса и ожирения для здоровья и продолжительности жизни сильно преувеличены. Здоровье может быть при любом телосложении. А вот увлечение диетами и колебания веса как их следствие коррелируют с такими заболеваниями, как артериальное давление, сердечно-сосудистые заболевания и диабет. Эти данные поддерживают и лишний раз доказывают, в долговременной перспективе диеты крайне редко эффективны и наносят гораздо больше вреда, нежели пользы. Причем, результат не зависит от сбалансированности диеты или скорости снижения веса. Вес набирается снова. 
По словам нейробиолога Сандры Аамонд, ответ лежит в области нейронауки. Дело в том, что у каждого из нас имеется определенный диапазон веса, который заложен генетически — так называемый сетпоинт. Если вес снижается ниже этого диапазона, наш мозг объявляет чрезвычайное положение (поди, объясни ему, что не война, он все равно правду знает)) ) и подключает все доступные ему способы, чтобы вернуть вес, приближенный к сетпоинту: замедляется метаболизм, увеличивается всасываемость кишечника, сжигается на 250-400 килокалорий меньше, увеличивается выработка гормонов, повышающих чувство голода и удовольствие от еды. 

Этот скоординированный ответ мозга является основной причиной того, что худеющим на диете сложно поддерживать достигнутый вес. Например, мужчины с тяжелым ожирением имеют лишь 1 шанс к 1290 для достижения нормального веса в течение года; серьезно страдающие ожирением женщины имеют 1 шанс к 677. По отчетам специалистов, 231 миллионов европейцев пытаются в течение года следовать той или иной форме диеты. Из них только 1 процент достигнет устойчивого снижения веса, остальные наберут его обратно.Почти как выиграть в лотерею... 

При этом, 41 процент худеющих набирают вес бОльший, нежели до диеты. Таков наш защитный механизм, сетпоинт после резкого снижения веса несколько повышается. Долгосрочные исследования 4000 близнецов от 16 до 25 лет показывают, что те из них, кто сидел на диете чаще имеют избыточный вес в долгосрочной перспективе. В одной из профилактических программ для подростков по изменению образа тела, девочкам-подросткам удалось пересмотреть свое желание стать более тонкими с помощью диет. В результате, они оставались в своем естественном весе в течение последующих двух лет, в отличие от сверстниц, которые набрали несколько килограмм за это время. Диета повышает шанс набрать лишний вес в разы. При этом образ жизни никак не влияет на эту причинно-следственную связь. Еще в 2006 году в исследовании, проводимом в Финляндии было показано, что спортсмены, которые придерживались диеты в три раза чаще страдали ожирением в 60 лет, чем их сверстники, которым не приходилось придерживаться диеты во время спортивной карьеры.  

Почему же диеты ведут в увеличению веса? 
Во-первых, диета - это стресс. Ограничение калорийности ведет к выработке гормонов, которые, в конечном итоге увеличивают количество жировых клеток.

Во-вторых, диета повышает уровень тревоги и ведет к сужению рамок восприятия, гормоны стресса способствуют отложению жира в области талии. А, как известно, именно этот абдоминальный жир имеет риски для здоровья. Рано или поздно большую часть времени начинают занимать мысли о еде. Это ведет к общему состоянию напряжения, которое снижается за счет переедания. Причем, жирными и сладкими продуктами — естественный ответ организма на ограничивающую диету. 

Сбиваются естественные механизмы регулирования голода-насыщения. Придерживаясь внешних правил диеты, игнорируются внутренние сигналы голода-насыщения, которые гибко регулируют питание, сообщая что, сколько и в какое время хочется есть. 

И, наконец, следование диетам ведет к развитию расстройств пищевого поведения прежде всего эмоциогенного переедания. Диетическое мышление видит в еде не энергию и удовольствие, как это бывает при здоровом насыщении, а награду и утешение. 

В помощь к решению осознанно отказаться от диеты, хочется привести еще одно недавнее исследование Керри О'Брайена, автора книги Аппетит. Оно показало четкую связь между стигматизацией веса со стороны общества и расстройствами пищевого поведения, такими как беспорядочная еда и эмоцигенное переедание у студентов. Студенты, испытывающие дистресс по поводу собственного веса, чаще демонстрируют нарушения питания и набор веса.  
Подводя итоги можно сделать два вывода:
1) Мы разные. Нам даны разные тела. И любая попытка подогнать себя под общий стандарт вредит душевному и физическому здоровью.
2) К выбору еды важно подходить осознанно, стараясь опираться на внутренние потребности организма. Тогда, если ваш сегодняшний вес превышает личный сетпоинт, вес естественно снизится и стабилизируется. Кошмар «похудею к лету — Новому году-8 марта-дню рождения» наконец закончится. 

Мадина Каирова. 


Источники:
1) http://www.nytimes.com/2016/05/08/opinion/sunday/why-..
2) http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S019..

Text.

Похудеть по книге.

10.04.2016

Честно признаться, имея многолетнюю практику в коррекции нарушений питания, я крайне лениво отношусь к теме диет. Натыкаясь на очередной рецепт похудения в каком-нибудь журнале, просто перелистываю страницу, мысленно отправляя ее в спам. Об особенностях «очковой диеты» или «диеты Ларисы Долиной» меня просвещают в основном вновь прибывшие клиенты, по большей части женщины средних лет с многолетней историей борьбы с весом. Может быть, чтобы лучше разобраться, как маркетологи соблазняют покупать подобную литературу, я все же решила заглянуть за яркие обложки по диетологии с обещанием похудеть раз и навсегда. В основном книги были авторскими, диету представляли знаменитые на всю страну врачи. 
По итогам беглого просмотра, в некоторых из них можно найти действительно ценные советы по ведению здорового образа жизни и заботе о себе. Но когда очередная книга обещает похудеть по предложенной «инновационной» системе, раскрыть секрет, благодаря которому жир растает, освобождая стройные изгибы тела раз и навсегда, невольно закрадывается сомнение. Слишком уж дешево стоит чудодейственный рецепт стройности, обещающий избавить человечество от такой сложной проблемы, как избыточный вес. К сожалению, отечественное книгопечатание подхватило традицию издавать подобные книги от имени медиков, где на обложке автор представлен со всеми его регалиями и в белом халате. Статус врача подкупает и придает дополнительную значимость и налет научности. Мелькнуть пару раз на экране с ценными советами, не обязательно доказанными наукой, главное — голос уверенный, внушающий веру. Добавить несколько отзывов в интернете, а еще лучше историю похудения знаменитости и, вуаля, очередной бестселлер к продаже готов.Книги по диетологии приносят многомиллионную прибыль и это неудивительно, поскольку проблема ожирения и нарушения питания приобретает характер пандемии. По словам Джулии Бэлас, журналистки в сфере здоровья, только в США каждый год продается около пяти миллионов книг, посвященных диетам, и это лишь один сегмент диет-индустрии, которая оценивается в 60 млрд.долларов. В качестве примера псевдонаучности предлагаемых широкому кругу читателей моделей похудения, она рассказала о видном специалисте — эндокринологе с двадцатилетней практикой и большими достижениями в области исследований в сотрудничестве с гарвардской медицинской школой. При более внимательном просмотре диеты, обещающей «устойчивое снижение веса», Дж.Бэлас обнаружила большие пробелы в организации дизайна исследования и отсутствие какой-либо доказательной базы. И, хотя отзывы последователей его программы были впечатляющие, большинство снизили вес, на страницах подобных книг не отражается, как события разворачиваются после снижения веса, это невыгодно. Однако, во многих и многих исследованиях подтверждается один и тот же факт: лишь 5% снизивших вес на диете (любой!) могут его сохранять, 95% демонстрируют повторный набор веса, зачастую бОльший по сравнению с тем, что был до диеты. Также наблюдается усугубление расстройств питания, снижение самооценки и нестабильный эмоциональный фон. 
Диетологический подход с целью похудения часто имеет псевдонаучный подход, способствуя распространению неграмотности в сфере здоровьесбережения, усложняя и нарушая простые по своей сути азы заботы о себе и своем питании. С другой стороны, на страницах можно встретить и дельные советы, но вопрос в том, что ответы на них и так известны. Каждый знает, что овощи полезны, а фастфуд лучше есть в умеренных количествах. Нельзя просто взять и перестать переедать, поскольку нарушения питания и лишний вес имеют не только биологическую причину, они обусловлены социальными и психологическими факторами. Позволяет выйти из диетического круга планомерное изменения отношений с едой, образом тела, пищевыми привычками, совпадания с эмоциями и т.д.. И снижение веса в данном подходе может быть лишь внешним проявлением внутренней трансформации. Те, кто осваивают осознанное или интуитивное питание знают об этом. Поэтому, в следующий раз, когда Ваша рука потянется за очередной книгой с волшебным рецептом похудения раз и навсегда.., может лучше томик классика прикупить, вряд ли Л.Толстой или Н.Тургенев думали о маркетинге, когда создавали свои произведения.
Мадина Каирова.

О вечном и временном, или зачем телу современные стандарты красоты?

03.03.2016

Когда вы замечаете, что с вашим питанием что-то не так, когда вы испытываете острое желание поесть или не есть вовсе, когда растет вес и одежда становится узкой, что вы делаете? Наиболее беспечные покупают одежду на размер больше и кивают на генетику, втайне мечтая о волшебной таблетке для похудения. Наиболее осторожные идут к врачу, исследуя себя на предмет гормональных отклонений (что весьма правильно и логично), посещают диетолога или тренера по фитнесу, обязательно с программой регуляции питания и тренировок. Остальные - зачитываются статьями, изучая новинки диет, обвешивая холодильник демотиваторами из серии «не жрать» и свято следуют им...до обеда. Одержимость едой словно вирус достиг невиданных масштабов и приобретает характер пандемии, обретая все новые формы и мутации.

В настоящий момент в литературе отражено множество психологических причин нарушений питания. На то, как мы едим, влияет опыт детско-родительских отношений, недостаток привязанности, размытые границы своих потребностей и многое другое.

Однако, эти причины не у всех ведут к перееданию или отказу от еды. Вероятно, можно говорить не только о личностных, но и социальных триггерах, поскольку психологические неурядицы были всегда, а ожирение только за период от 1980 до 2013 года возросло до 28% (Поливи, 2013). Булимия или приступообразное переедание уже никого не удивляют. Наряду с нашумевшей в прессе анорексией набирает популярность орторексия - навязчивое стремление к здоровому и правильному питанию. Невроз меняет форму, а суть одна — попытка как-то приспособиться к условиям современной жизни, с ее постоянной изменчивостью, свойственной эпохе постмодернизма и культуре потребления, в расцвете которой всем нам повезло жить. Эпоха посмодернизма характеризуется отсутствием объективной реальности, где нет ясных границ между правдой/мифом, «хуже/лучше». И если раньше личностная ценность определялась через вклад в общество или производство, то последние десятилетия она определяется через потребление товаров и услуг. Тело, его вес и формы - отличная мишень для культуры потребления. Потому как, с одной стороны, оно напрямую связано с нашей идентичностью, т. е. нашим представлением о себе, а с другой — можно бесконечно играть его формами, фрагментируя на части. Возможно вы обращали внимание, что в рекламе продукт представлен для отдельных частей тела: бедра, талия, грудь, ресницы, ноги, ногти, губы рассматриваются как независимые, не включенные в общую систему Я потребители. И чем больше денег, времени тратятся на эти части, тем более успешным, умным и ценным можно быть в глазах окружающих.

Массовая культура провоцирует относиться к телу как к объекту, который может заменить Я со всеми его составляющими. Ведь в нашем быстром мире не всегда хватает времени узнать друг друга лучше, по одежке встречая, по ней же провожаем. В исследованиях Харриса и Смита был проведен анализ оценки тела, в котором выяснилось, что женщины склонны воспринимают внешность в терминах «толстая — стройная - красивая», мужчины же оценивают мускулистое тело как сильное, а рыхлый живот у них ассоциируется с уродством и отвращением. Такие черты характера, как «глупый», «безвольный», «ленивый» приписывают на основании внешнего вида и размера тела.

Подобная стигматизация и смешивание физических и личностных контекстов порождают напряженные отношения с телом. Все, что связано с телесностью (еда, секс, движение, формы, одежда, косметика) дано для совершенствования, но, не дай Бог, для радости и удовольствия. Как пример можно привести исследование, в рамках которого обычным женщинам разного возраста и социального статуса в течение трех минут демонстрировали фотографии моделей. В результате , три минуты такого созерцания приводило к неудовлетворенности собственным телом и возросшей тревоге. И не важно, что совершенство журнальных тел лишь видимость, которая достигается с помощью фотошопа. Тела моделей, итак образцовые с точки зрения маркетинга и рекламы, доводят до пропорций, не встречающихся в живой природе. Им удлиняют ноги и сужают талию, увеличивают губы и грудь. Если представить эти нереально прекрасные тела в реальной жизни, то они оказываются ужасными и неприспособленными, со смещенным центром тяжести, с поясничным или шейным остеохондрозом, невозможностью зачать ребенка, не говоря уже о том, чтобы его родить. Но реклама манит, соблазняет: «похудеть, подкачаться, вколоть силикона и ты — настоящая женщина. Ведь ты этого достойна!»

Как известно,наиболее распространенный способ держать тело в узде — диета, которая дает запланированный, пусть и временный результат снижения веса. Но мне кажется, что помимо этой очевидной задачи, диета удовлетворяет еще одну человеческую глубинную потребность — нуждаемость в границах и постоянстве. Особенно в эпоху постмодернизма, где отсутствует какая-либо последовательность и цельность, где нужно постоянно меняться, примеряя на себе различные имиджи и по-разному предъявлять себя окружающим. Такой фейерверк образов порождает внутреннюю тревогу и отчужденность. Ведь это никак не сочетается с нашей внутренней потребностью жить в знакомом понятном мире.

Возможно поэтому, диета с ее ясными задачами и последовательными шагами имеет такую власть над умами. Чем-то это может перекликаться с племенным мышлением наших предков, пытающихся объяснить и предсказать неуправляемый фрагментированный мир с помощью идолов. Разница лишь в том, что в древности пазлов для объяснения мира было слишком мало, а сегодня их слишком много и они все время меняются. Современное племя можно узнать в виде форумов и сообществ различных диетических подходов. Если мир вокруг все время меняется, он неуправляем и несется на огромной скорости, точкой постоянства и стабильности может стать контроль над собственным телом или тем, что ешь и тогда станет менее тревожно. В словаре Ожегова диета определяется как специально установленный режим питания. По сути, это набор предписаний и табу на определенные продукты или лимит на калорийность, которым тело должно подчиняться. Вера в табу диеты бывает настолько сильна, что нарушив ее, диетчик может испытать приступ страха и подвергнуть себя неминуемому наказанию. При булимии — это рвота или усиленные занятия спортом, при анорексии - более жесткий отказ от еды. В случае компульсивного переедания, широко известен эффект «какого черта», когда нарушение диеты влечет за собой приступ обжорства с последующим раскаянием и чувством вины и эмоционального опустошения. И самое главное, никто не усомнится в идоле. С диетой все в порядке (худела же!), я нарушила, мне и отвечать за срыв, набор веса и складки на животе. И, несмотря на то, что многочисленные исследования в один голос твердят, что любое насилие над телом в виде диеты или повышенных физических нагрузок ведет к набору веса и иным осложнениям здоровья, вера в тотем не теряет своей актуальности.

Идолы неохотно покидают свои пьедесталы, и в современной культуре основной патологией все еще остается отчуждение себя от себя и от своей телесности. Но все же ситуация имеет тенденцию к изменению: движения бодипозитива, распространение знаний об осознанности и осознанном питании как стиля жизни все больше набирают вес. Тот пример, когда набор веса радует.

Мадина Каирова.

 

 

 

Доступно о мазохизме

07.11.2015

Недавно вышла новая книга Ирины Млодик, описывающая - и с художественной, и с научной точки зрения – такой психологический феномен, как мазохизм. В книгу под названием «Девочка на шаре. Когда страдание становится образом жизни» вошли роман и статья, отражающая взгляд психотерапевта и описание природы формирования мазохистической структуры психики (или отдельно мазохистических черт характера, присущих в том числе людям других психических структур). Книга может быть полезна и читателям, далеким от психологии, но вместе с тем интересующимся поведением людей и формами взаимоотношений между ними. Я же приведу несколько абзацев и цитат из весьма полезной на мой взгляд Ириной статьи «Мазохизм как способ выжить, или обогревая вселенную. Взгляд психотерапевта»:

С точки зрения психологии мазохист – это человек, чьи желания и потребности с детства попираются, в результате чего он перестает ощущать свою человеческую ценность. Привыкший страдать ради других, но с гордостью выносящий порой невозможные для личностной природы лишения, такой человек имеет весьма сложные модели отношений к самому себе и миру, что всегда оканчивается для него различного рода последствиями, такими как психосоматические проблемы, сложности в построении здоровых социальных связей, вплоть до ранней смерти.

Мазохистические особенности характера проявляются в

1. Привычке терпеть и страдать. «Когда-то ребенок пришел в этот мир с желанием быть замеченным, признанным, принятым, с надеждой и намерением проявлять в этом мире свою волю и свои желания. Если такой ребенок появляется в семейной системе, где родители (или один из них) не готовы к тому, чтобы растить живое существо, обладающее своими предпочтениями, мотивами, чувствами, желаниями, то они могут например сделать все, чтобы ребенок перестал проявлять признаки «жизни». Не убить, конечно, но вытравить в нем желания, проявления, волеизъявления. Ребенок в таком случае становится минимально живым, максимально управляемым, функциональным, ничего не требует, не хочет, делает что говорят, не возражает, не имеет собственного мнения и ощущения самоценности».

Именно для того, чтобы получить любовь и признание, мазохист бессознательно выбирает терпеть и страдать, ведь именно это ему транслировали родители: «Ты со своими проявлениями жизни (голодом, желаниями, капризами, чувствами) нам неудобен. Вот когда ты научишься вместо того, чтобы хотеть что-то для себя, жить для других (прежде всего для нас), тогда и приходи, будем тебя любить». Поскольку без любви или хотя бы надежды на любовь ни одному ребенку не вырасти, то ничего не остается, как приспособиться сначала к родителю, а потом и ко всему остальному миру самоотверженным служением другим и отречением от себя, самолишением.

И поскольку лишения и страдания становятся важной ценностью, мазохист уверен, что и все вокруг должны жить в соответствие с этой ценностью. И только те, кто также терпит или страдает, будут ими признаны. Ко всем же остальным, «имеющим наглость» заботиться о своих потребностях и интересах, мазохист будет относиться неприязненно или агрессивно, не проявляя впрочем этих чувств явно».

2. Поскольку в детстве его агрессия была подавлена и теперь имеет особенные формы, а именно манипулятивные и пассивно-агрессивные формы агрессии… Типичный мазохист часто выглядит милейшим или тишайшим человеком. Он не злится напрямую, не просит, не требует, открыто не возмущается и не предъявляет претензий. А потому вы чаще всего и знать не будете, что не так: от чего он страдает, чем обижен, чего ему недостает. Он будет терпеть. Вы же должны были «догадаться», а раз не догадались, то это нехорошо с вашей стороны… Накопившийся дискомфорт отстаивается у мазохиста внутри, не находит выхода и все равно превращается в агрессию. Но в детстве ответная агрессия была либо строжайше запрещена, («Как, ты еще кричишь на мать?!»), либо опасна – садистически настроенный отец мог видеть в агрессии акт непослушания и нападал на ребенка до полного истребления любой реакции, кроме покорности. К тому же прямая агрессия мешает выполнению замысла – стать «выше» своих мучителей. Ужас и мучения, которые доставляли ему «внешние» садисты, мешают ему легализовать садиста в себе – слишком страшно. Поэтому «мучитель» прячется и мимикрирует.

В результате агрессия из прямых форм переходит в непрямые, манипулятивные, по сути своей садистические. И в их разнообразии мазохисту нет равных.

-— пассивное обвинение
Поскольку он всего себя посвящает служению другим людям (например, своим детям), то ждет и обратного служения. По сути, он ждет того, что чужая жизнь пойдет в уплату за его жизнь, когда-то на других людей «потраченную».И, не обнаруживая признаков такого служения или считая их недостаточными, он обижается, страдает , явно или неявно обвиняя в своих страданиях окружающих. Поле бесконечной и часто трудно формулируемой вины – вот в чем вынуждены жить его близкие. Делать всех вокруг виноватыми за то, что они просто живут и чего-то хотят или, наоборот, активно не хотят, - это пассивно-агрессивный ответ, часто даже не на то, что происходит в семье или окружении мазохиста сейчас, а на его несчастное прошлое.

-— пассивное ожидание
Поскольку мазохист выдрессирован на то, чтобы понимать, предугадывать и исполнять желания других, он подсознательно ждет от других людей того же … как доказательства любви и хорошего отношения к нему. «Я что, еще просить должен?» - часто возмущается мазохист, уверенный в том, что прямая просьба - неслыханная наглость, за которую накажут или отвергнут. Но если другие люди имеют наглость чего-то хотеть и открыто об этом заявляют, то это рождает в мазохисте целую бурю чувств: зависть, злость, желание нив коем случае не дать, осудить, наказать. Сделать по отношению к ним все то же, что когда-то делали с ним самим.

-— пассивное наказание
Если вы недостаточно отказываетесь от своей жизни ради вашего близкого-мазохиста, если вы имеете наглость хотеть чего-то, чего он не хочет, то вас накажут… но так, что вы не сразу поймете, что происходит, но неприятных ощущений, боли и страданий при этом у вас будет вдоволь. Способы пассивного наказания разнообразны: с вами перестанут разговаривать, станут холодны, рядом с вами неделями будут жить с видом незаслуженного страдания, вас покинут, лишат чего-то важного для вас (тепла, контакта, внимания, участия), вам всем видом будут демонстрировать, что в ухудшении их настроения или здоровья виноваты именно вы.

-— пассивное лишение
Мазохист никогда напрямую не скажет: «Мне нужна помощь». И не спросит: «Могу ли я чем-то помочь?». Он сделает все сам, хотя часто его участие и не требовалось или даже отчаянно мешало. Он сделает все, даже то, о чем никто не просил, и обязательно скажет: «Разве вы не видите, как мне тяжело?» Или бросит «в воздух» фразы: «Еле дотащила эти тяжелые сумки!», «Конечно, разве кто-нибудь догадается помочь!», «Никому нет дела, будто мне одной это надо!»…Иными словами, он не даст вам шансов проявить заботу и любовь о нем, а потом сам же будет обижаться за недополученное. Он лишит вас возможности видеть его довольным, благополучным, здоровым, счастливым. Рядом с ним вы не сможете ощутить себя заботливым, участливым, «хорошим».

-— пассивное саморазрушение
Если у мазохиста нет возможностей обвинять или наказывать, вся та злость, которая неизбежно возникает у любого человека в течение жизни от того, что он не жил так, как хотел, что не позволял себе того, что для него по-настоящему важно, вся эта злость заворачивается внутрь, приводя человека к саморазрушению. Способов самодеструктивного поведения множество, мазохисты «выбирают» тот, который соответствует их модели, - они будут страдать. Для этого можно «обзавестись» тяжелым, даже неизлечимым заболеванием, можно регулярно попадать в передряги и аварии, убивать себя алкоголем и другими зависимостями. Ранняя форма аутоагрессии – полное саморазрушение и самонаказание – ранняя смерть.

-— необъявленный выход из отношений
Сочетание небесконечного – даже у мазохиста – терпения и его неспособности вносить в контакт собственные желания, говорить о том, что не нравится, конфронтировать, отстаивать свое, обсуждать, приходить к соглашению приводят к тому, что, уставая от подавления собственного недовольства и многочисленных обид, мазохист в какой-то момент внезапно выходит из отношений – без объяснений и предоставления другой стороне возможности понять, что же случилось, что было не так, что можно скорректировать в своем поведении или отношении. Часто за этим лежит злость на несбывшееся ожидание того, что другой будет возвращать «добро» посвящением себя, на которое в свое время пошел мазохист.

3. Провокация чужой агрессии.

Мазохистка (а чаще всего это именно женщина), будучи воспитана садистическим родителем, даже вырастая, бессознательно (или осознанно) стремится к тому, чтобы воссоздать подобную модель в любых близких отношениях. Поэтому она либо выбирает мужчин, склонных к проявлениям садизма, либо возбуждает в мужчине, с которым живет, садистическую часть. Ее жертвенная позиция провоцирует агрессию у рядом живущих, потому что:

— она не проявляет свою агрессию прямо, скорее вбрасывает ее в поле семьи в виде недовольства, молчаливых обид, висящего напряжения, игнорирования, тихого страдания с укором.

— она не принимает помощь и заботу, отвергая теплые чувства и проявления заботы окружающих;

— она всегда якобы лучше знает, что хорошо другим;

— ей важно воспроизводить свою детскую модель страдания и лишения, и потому предложения как-то «решить вопрос», облегчить жизнь, изменить хоть что-то наталкиваются на её «да, но…» - у нее всегда найдутся аргументы в пользу того, что продолжить страдать совершенно необходимо, ибо другого пути нет.
— она не умеет говорить «нет», «стоп» и потому разрешает живущим рядом с ней бесконечно ходить по ее территории, нарушать ее границы, попирать ее человеческое достоинство, использовать ее желание служить…

4. Отказ от себя и упоенное служение другим. Незаменимость, нужность, служение с полной отдачей – вот хоть какая-то гарантия того, что неявно, подпольно любовь и забота все же просочатся к нему вместе с ощущением безоговорочной «хорошести», если не «святости».

Трагедия мазохиста – потерянные желание и воля. Нерожденная собственная жизнь. Единственное разрешенное удовольствие – мера вынесенного страдания.
Основные иллюзии мазохиста – что он не агрессивен и никому зла не желает, хотя его манипулятивная злость калечит сильнее, чем явно предъявленная. Он полагает, что раз он служит другим, а не себе, то он хороший и нужный и его никогда не покинут… Что если сейчас он живет в нужде и лишениях, то потом он каким-то волшебным образом станет богатым. Что однажды кто-то все же придет и воздаст по заслугам и свершится великая справедливость, как в русских сказках: злых и жадных героев настигнет возмездие, а щедрые и неимущие будут вознаграждены.
Иллюзии в мазохисте умирают последними. Они гораздо более живучи, чем сами мазохисты, ведь в мифах и сказках иллюзии о воздаянии за страдания живут века…

 

Автор - из просторов интернета

Консультирование и психотерапия? В чем же разница?

27.09..2015

 

Мне часто задают вопрос, чем отличается формат консультирования от длительной психотерапии. Постараюсь кратко сформулировать разницу подходов, чтобы вам было легче ориентироваться.

Формат «Консультирование» подойдет тем, кто столкнулся  трудностями в повседневной жизни. Это могут быть конфликты, сложности в общении как в семье, так и на работе. Как правило, это четкие запросы, без потребности в глубинных изменениях личности.

Например, пройти кризис в семейных отношениях, когда отработанный сценарий коммуникаций начинает давать сбой и недовольство друг другом возрастает. Или пережить надвигающееся неприятное событие, (сложный или конфликтный период на работе), справиться с волнением перед выступлением или собеседованием, подготовиться к важному событию в жизни.

Обращаясь к специалисту, вы можете рассчитывать на конкретные рекомендации, которые помогут Вам разрешить наболевшие проблемы.

Долгосрочная психотерапия.

В долгосрочной терапии запрос формулируется не столь конкретно и затрагивает изменение характера, типичных способов реагирования человека в проблемных ситуациях. Долгосрочные запросы обычно звучат следующим образом:

Я хочу счастливых отношений и боюсь их создавать;

  • Я стремлюсь к профессиональному росту, но почему-то все время торможу себя;

  • Я хотел бы почувствовать себя более живым и свободным;

  • Я страдаю от одиночества;

  • Я хотел бы снова радоваться жизни;

  • Я хочу справится с нарушениями питания и есть свободно, не боясь поправиться.

 То есть, для запроса на долгосрочную терапию характерны продолжительность проблемы во времени, когда затруднения связаны не с внешними, а с внутренними переживаниями и проявляются в разных сферах жизни.

Долгосрочность терапии и ее результативность зависят от разных факторов.

Например, насколько тяжелым, травматичным был предыдущий жизненный опыт и насколько сильно это влияет на сегодняшнюю жизнь. Также важно учитывать, насколько поддерживающим является нынешнее окружение человека, насколько открыто и безопасно он себя чувствует рядом с близкими и друзьями.

Важным фактором также является готовность изучать вместе с терапевтом свой внутренний мир, свои реакции и чувства, а также готовность к диалогу. Прежде всего способность прояснять и обговаривать с терапевтом свою неудовлетворенность, если в терапии, по его мнению, идет что-то не так, вместе выбирать направление работы. Как правило, в ходе терапии эти возможности и свобода самовыражения возрастают. И в дальнейшем процесс терапии идет легче и интенсивнее.

  Побег из долгосрочной терапии

Часто клиент принимает решение уйти из долгосрочной терапии. На это есть свои причины. Вот наиболее распространенные из них:

1. Одной из причин может являться слишком быстрое обнаружение своих собственных реакций, чувств или встреча с другими неприятными открытиями относительно своего внутреннего и внешнего мира.

Некоторые открытия и осознания в терапии могут вызывать слишком неприятные чувства, и естественной защитной реакцией психики является уход в том или ином виде. Такое спонтанное решение редко является верным, поэтому я всячески поддерживаю возможность обсуждать желание человека прервать терапию, хотя и уважаю его право уйти в любой момент.

2. Ещё одной важной причиной может стать нехватка поддержки и принятия терапевтом клиента. Если вы чувствуете, что вам недостаточно поддержки, самое лучшее, что можно сделать в данном случае — это обсудить свою сложность с терапевтом. Возможность обсуждения сложностей в работе является очень важным аспектом в терапии, и может отражать как разное понимание поддержки клиентом и терапевтом, так и личный процесс клиента.

 Когда стоит заканчивать психотерапию?

Когда заканчивать психотерапию — вопрос свободы и ответственности каждого. И все же есть несколько маркеров, на которые можно опираться. К некоторым из них относятся:

 — Когда первичный запрос решен, а новых запросов нет;

— Когда у вас создается впечатление, что вам не помогает терапия, и вы (это важно!) уже обсуждали это с вашим психологом;

— Когда в целом вы довольны жизнью и успешно справляетесь с трудностями;

  • Когда вы понимаете, что приходите на терапию, чтобы «повидаться» с психологом и рассказать ему хорошие новости, т. е. Качество вашей жизни выросло и вы стали счастливее)).

Мадина Каирова.


 

Постравматический рост.

26.09.2015

 

Обзор книги Tedeshi, R.G., & Calhoun, L.G. (2004). Posttraumatic Growth: Conceptual Foundation and Empirical Evidence. Philadelphia, PA: Lawrence Erlbaum Associates.
подготовлен Дарьей Кутузовой

Травматические события приносят человеку много страдания и боли. Однако не следует забывать и о том, что вследствие преодоления травмирующих обстоятельств жизнь человека может меняться к лучшему. Подобные изменения в психологии принято называть «посттравматическим ростом». Посттравматический рост описывает переживания и опыт людей, чье развитие, по крайней мере, в некоторых областях, после травмы превзошло то, что было до травмы. Человек не просто выжил, но в его жизни возникли значимые с его точки зрения позитивные изменения, вышедшие за пределы имевшегося положения вещей. Это не возвращение к прежней жизни, к тому, как все было до травмы, это глубоко значимое преображение жизни.

Пересмотр мировоззрения и дистресс

Чаще всего посттравматический рост возникает тогда, когда травмирующее событие заставляет человека существенно пересмотреть свое мировоззрение. Чем сильнее событие угрожает мировоззрению человека, тем больше вероятность посттравматического роста. Каждая из сфер посттравматического роста включает в себя парадоксальный элемент: «теряя что-то, что-то обретаешь». Посттравматический рост не возникает без переживания потрясения, распада устоев мира; однако крайне высокая интенсивность травмирующих переживаний может оказаться больше, чем человек может вынести, и результатом становится не развитие, а сумасшествие или самоубийство. Для того, чтобы посттравматический рост имел место, у человека с самого начала должны быть определенные навыки успешного совладания с негативными эмоциями и психической напряженностью, иначе человек оказывается сломлен событиями.

Посттравматический рост возникает параллельно попыткам приспособиться к тяжелым жизненным обстоятельствам и высокому уровню психологического дистресса. Ранее считалось, что основными и практически неизбежными реакциями на тяжелые жизненные обстоятельства являются нарушения психического здоровья, но позже выяснилось, что подобные выводы делались на основе исследований, проведенных на выборках людей, которые обращались за помощью в психиатрическую клинику. Те, кто пережил травму, но к психиатру не обращался, обследованы не были. Количество людей, переживших травму и испытавших посттравматический рост, существенно больше, чем количество людей с психиатрическими нарушениями, возникшими вследствие травмы.

Травма как психическое «землетрясение»

«Сейсмические» психологические обстоятельства – потрясения – бросают серьезный вызов, противоречат или даже обнуляют то, каким образом человек понимал различные явления, причины и следствия событий, общий смысл и предназначение существования человека. Метафора «землетрясения» позволяет представить себе последствия травмирующего события как: разбор завалов после обрушения зданий; спасение выживших; похороны погибших; оценку того, что выстояло в результате землетрясения, а что – нет; что осталось сохранным; что нуждается в ремонте; что необходимо снести вовсе, а грунт специально укрепить, чтобы на этом месте вообще можно было бы что-то строить, а в каких местах лучше вообще не строить ничего, потому что там точно тряхнет еще раз.

Задача совладания, с которой сталкивается человек, переживший травму, просто огромна. Требуется не только продолжать совершать повседневные действия в мире, который кажется теперь чуждым и угрожающим, но требуется перестроить внутренний мир, создать его заново, сделать жизнеспособным и удобным. Новые убеждения должны признавать реальность опыта пострадавшего, но при этом давать ему основу для того, чтобы жить, не будучи захваченным полностью чувствами тревоги и уязвимости. Некоторые люди не справляются с этим. Но для большинства непосредственное переживание ужаса, случайности, неподконтрольности, бессмысленности, злобности и угрозы со стороны мира со временем уступают место менее абсолютистским, более сложным системам представлений.

В процессе создания нового внутреннего мира человек движется как бы между Сциллой и Харибдой. Сцилла – это искушение попробовать воссоздать то мировоззрение, то мироощущение, которое было до травматического опыта. Харибда – это искушение поверить, что мир полностью злобен, недружелюбен и неподконтролен. Задача вышившего – создать такой внутренний мир, который правдоподобен и в котором уютно жить.

Вскоре после травмы доминирующей историей жизни человека оказывается история о враждебности и неподконтрольности мира. Успешность совладания, успешность перестройки и выживания зависит от того, насколько человек способен осознавать тот опыт, который не включен в данную доминирующую историю, и выстраивать альтернативные истории, более широкие по сравнению с историей травмы.

Проявления посттравматического роста

Посттравматический рост проявляется в том, что меняется отношение человека к самому себе, к другим людям, меняется общая жизненная философия. В результате преодоления травмирующей ситуации и ее последствий человек начинает чувствовать себя одновременно более уязвимым и более сильным, чем раньше. Иногда ему открываются новые возможности в жизни, о которых он раньше не подозревал. Меняется отношение к жизни – она воспринимается не как данность, нечто само собой разумеющееся, а как дар, нечто, чем следует воспользоваться с толком. Столкновение с серьезным жизненным кризисом может переживаться также как испытание, «проверка на прочность». «Худшее, что я мог вообразить, — то, чего я больше всего боялся, — уже случилось со мной; что бы ни уготовила мне судьба дальше, я знаю, что справлюсь». Люди, пережившие экстремальные, чрезвычайные ситуации часто сравнивают с ними последующие жизненные трудности. «Ха! Видала я такие проблемы, по сравнению с которыми эти – сущие пустяки!»
Очевидно, что во время серьезных жизненных испытаний отношения между людьми могут пострадать или даже вовсе разрушиться. Однако иногда бывают и позитивные изменения. Пережив трагедию или утрату и получив поддержку и помощь от близких, а иногда даже и незнакомых людей, человек может почувствовать большую связь с другими, доверие, близость, сопричастность, свободу быть собой и сострадание. Сострадание ведет к актам помощи и альтруистическим поступкам.

В результате серьезных жизненных испытаний у людей часто меняются ценности и приоритеты, при этом более привилегированное положение начинают занимать так называемые «простые вещи» — то, что не модно, не стоит больших денег, не престижно, но доставляет человеку истинное удовольствие и ощущение осмысленности жизни: краски заката или улыбка ребенка. Одним из изменений в рамках посттравматического роста является изменение переживания повседневной жизни. Выжившие чувствуют себя очень «везучими». Обычно мы ценим не обыденное, но чрезвычайное. Чтобы что-то ценить, мы должны сконструировать это как нечто особенное, выдающееся. Но для человека, который больше не воспринимает жизнь как нечто само собой разумеющееся, жизнь становится особой, не обыденной, просто во многом потому, что она может оказаться больше недоступной. Мы ценим то, что боимся потерять.

Травматическое событие встряхивает жизнь людей, выбивает их из сытой созерцательности повседневной жизни и в результате люди становятся чрезвычайно чувствительными к самому жизненному процессу. Они начинают осознавать, что для них важно, иначе расставлять приоритеты, делать сознательный выбор о том, как им жить свою жизнь, которую они так недавно начали ценить. Люди знают, что им неподконтрольны какие-то серьезные повороты жизни, например, травматические жизненные события, но при этом им действительно подконтрольны те выборы, которые они делают каждый день. Люди становятся привержены жизни, берут на себя добровольные обязательства, берут на себя ответственность за свою жизнь. Хрупкость и мимолетность жизни придает ей больше ценности. В результате чего человек начинает более творчески и ответственно относиться к постановке целей и совершению выбора.

Люди, пережившие травму, выбирают для себя такие занятия, которые они действительно ценят и считают достойными вложения сил и времени. Исследования личных проектов показали, что те роды занятий, которые люди в целом («человечество») считают наиболее осмысленными – это какие-то межличностные и духовные проекты, подразумевающие достижение цели близости или общности, и альтруистические занятия, например, работа на благо сообщества и так далее. После травматических жизненных событий, когда выжившие тщательно выбирают, чему они готовы отдавать свою свободную жизнь, неудивительно, что они тоже ставят особый акцент на эти важные жизненные сферы – общение с друзьями, общение с семьей, создание и поддержание сообщества, локальной культуры, и духовную практику. Эти занятия не только обеспечивают структуру и источники идентичности, но также дают ощущение направления и смысла жизни. Таким образом, выжившие после травмы создают свои собственные ценности.

Переоценка ценностей приводит людей к переживанию смысла и цели в жизни, им становится ясно, что они действительно любят, а что пытается им навязать реклама и культура потребления в целом, с кем они хотели бы общаться, а на кого не стоит тратить время своей жизни. В результате люди становятся в целом счастливее, проживают жизнь во всей полноте, несмотря на то, что страдание, причиненное травмирующим событием и его последствиями, не исчезает полностью и тоже присутствует в их жизни.

Готовность встретить грядущие трудности

Р. Янофф-Бульман утверждает, что посттравматический рост может создать специфическую «готовность к действиям» («подготовленность»), позволяющую пережившим травму преодолевать последующие тяжелые события более спокойно и уверенно. Если человек пережил серьезную травмирующую ситуацию и перестроил свой жизненный мир так, чтобы включить в него этот опыт и потенциальную возможность горя, утраты, трагедии и т.д., то трудности, с которыми он сталкивается в дальнейшем, уже не выступают как существенный разрыв жизненной истории и не требуют всей той работы по осмыслению, которая была необходима в первом случае. У последующих горестей и невзгод будут негативные последствия, но человек уже умеет с ними справляться и не будет воспринимать эти обстоятельства как «травму». Они не приведут к трансформации восприятия себя, отношений с другими людьми и жизненной философии. Подобная «готовность» в чем-то сходна с «жизнестойкостью» — психологическим понятием, которое описывает способность возвращаться к прежней форме после травмирующих обстоятельств или сопротивляться их влиянию. Чтобы достичь посттравматического роста, люди должны отказаться от определенных целей и базовых жизненных убеждений, и в то же самое время – намеренно и настойчиво выстраивать другие жизненные принципы, цели и смыслы. Изменение представлений о жизни, изменение целей создают такое сочетание, которое дает человеку возможность чувствовать, что он движется по направлению к собственным целям, насколько это возможно. Ощущение продвижения по направлению к собственным целям является ключевым для удовлетворенности жизнью.

Важно сказать, что несмотря на то, что многие люди позитивно оценивают достижения, связанные с посттравматическим ростом, они заявляют также о том, что если бы могли, то, ни секунды не сомневаясь, променяли бы все эти достижения на восстановление жизни в том виде, в каком она была до трагедии.

Негативные навязчивые мысли и рефлексивное размышление

Посттравматический рост возникает в результате произвольного рефлексивного размышления о происшедшем. Подобные размышления сильно отличаются от негативных навязчивых мыслей о событии, которые имеют место вскоре после самой трагедии. Типы размышлений, ведущие к худшим исходам – это сосредоточение на прошлом, сожаление о целях, которые не были достигнуты, а теперь и не могут быть достигнуты, а также размышления о том, что надо было бы сделать, но не получилось, чтобы избежать травмы. Негативных навязчивых мыслей человек пытается избежать; он переходит к произвольному рефлексивному размышлению, когда у него появляется безопасный контекст, нечто вроде защищенной территории, стоя на которой, человек может рассматривать то, что он испытал.

Очень важным фактором, делающим посттравматический рост возможным, является самораскрытие, возможность рассказать – устно или письменно – о пережитом, поделиться этим с благожелательно настроенными слушателями или читателями. Люди, пережившие травму, скорее раскрываются и рассказывают о том, что с ними произошло, тем, кто «тоже там побывал», потому что этим людям больше доверия.

Отклик слушателей на рассказ пострадавшего

Очень важен отклик так называемой «первичной референтной группы» на рассказ человека. Под первичной референтной группой понимается круг тех, кто оказывает непосредственное влияние на человека. В состав этой группы может входить семья, друзья, религиозная конгрегация, спортивная команда, соседи, преступная банда, коллеги по работе. С ними человек постоянно взаимодействует, с ними он разделяет определенные мировоззренческие позиции, предположения и убеждения. В литературе часто можно встретить выражение, что человек с этой группой «идентифицируется» или «отождествляется». Отклик членов первичной референтной группы с высокой вероятностью повлияет на поведение человека и на него самого. Важно, что эти близкие люди думают о том, может ли травматический опыт приводить к развитию, и если да, то при каких условиях, а если нет, то почему, — и то, соотносятся ли их представления с представлениями самого человека, пережившего травму. Следует отметить, что если человек в результате травмы не переживает рост, а в его ближайшем окружении есть ожидания, что он должен расти, человек может испытывать более высокую степень дистресса.

Принадлежность к той или иной более широкой культуре также оказывает влияние на то, будет ли у человека посттравматический рост и в какой форме. В культуре имеются истории, притчи, пословицы, поговорки, традиции и пр., которые могут задавать возможные траектории посттравматического роста. Например, изменения приоритетов, нахождение новых путей в жизни может подразумевать уровень гибкости и независимости, специфический для современного западного общества, которое подчеркивает примат индивидуализма над коллективизмом.

Когда люди рассказывают другим подобные истории, раскрываются эмоциональные аспекты переживания событий человеком, в результате чего возникает иногда поразительное чувство близости со слушателями. В группах поддержки для переживших травму члены группы часто говорят, что группа – это их семья, потому что там они могут больше рассказать о себе и чувствуют больше принятия, чем в других межличностных отношениях. Рассказы о травме и росте могут иметь эффект распространения так называемого «вторичного посттравматического роста», когда люди меняются не оттого, что они сами пережили травму, а оттого, что они доверительно пообщались с кем-то, кто пережил травму. Истории о травме и росте могут выйти за пределы жизни отдельных людей и изменить общество в целом, запустив положительные изменения.

Умения и навыки, способствующие посттравматическому росту

Больше вероятность преодоления травмирующей ситуации по типу посттравматического роста, а не посттравматического стресса, у тех, кто способен произвольно концентрировать внимание, и даже в самой катастрофической ситуации отмечать моменты, которым можно порадоваться, какие-то сферы и области жизни, не затронутые проблемой. «У меня может болеть тело, не быть денег, я могу потерять близких и т.п., но при этом я могу не потерять умение наслаждаться прекрасным закатом». Когда таких исключений достаточно много, это дает возможность укрепить позиции для осмысления травматического опыта. Важно также умение выделять существенное в ситуации и оценивать, что на данный момент поддается контролю человека, а что нет, на что ему стоит направлять свои силы, а что следует пока перетерпеть. Чем лучше человек справляется сразу после травмы, чем более активным и компетентным он себя чувствует, тем больше вероятность, что в дальнейшем у него произойдет посттравматический рост. Готовность воспринимать травмирующую ситуацию как в определенном смысле учебную из которой можно извлечь урок, и напоминание себе о том, чему в ситуации удалось научиться, — важный фактор посттравматического роста.

 

Голод по привязанности.

4.02.2015



Гордон Ньюфелд часто сравнивает нашу потребность в еде с потребностью в отношениях. Чем больше я об этом думаю, тем более логичным мне это кажется.

Необходимость пищи для здорового развития наших детей понять очень легко; мы знаем, что им нужен сон и безопасный кров, чтобы они могли расти. Сложнее уяснить жизненную важность правильных отношений, которые определяют благополучие и даже поведение наших детей.

Если бы мой ребёнок должен был зарабатывать себе на еду, искать себе кров и урывать сон где только можно, у неё не было бы энергии на творчество, исследование мира, стремления; её заботили бы только безопасность и стабильность. Она, возможно, тяготела бы к развлечениям, чтобы перестать думать о своих проблемах, она была бы возбудима и беспокойна и, вероятно, цеплялась бы за любого незнакомца, который казался бы ей способным помочь.

Сравните эту ситуацию с ребёнком, который должен стараться ради безопасных отношений, искать принятия, получать любовь урывками где только возможно. Такие дети, на удивление, ведут себя точно так же, как и те, кому приходится бороться за средства к существованию. У них так же отсутствует энергия для творчества, исследований и стремлений, они тоже озабочены безопасностью и стабильностью – они навязчивы и требовательны, или очаровательны и милы в попытках заполучить нашу заботу и любовь на постоянной основе. Они так же склонны к развлечениям, чтобы отвлечься от своих проблем, они возбудимы и беспокойны, и готовы погнаться за любым незнакомцем, кто кажется способным им помочь.

Так много детей, даже те, кого любят по-настоящему, умирают от голода по глубоким надёжным отношениям – мы понимаем, что дети должны регулярно есть, чтобы оставаться здоровыми, мы знаем, что если они голодны, их поведение, скорее всего, перейдёт все границы, мы знаем, что хорошего завтрака не хватит им на целый день, однако мы не считаем, что их потребности в привязанности имеют такие же права. Мы ведём себя так, как будто с детьми, которые нуждаются в нас, что-то не так.

Мы считаем, что одной «пищи» привязанности за завтраком будет достаточно на целый день; когда ребёнок требователен или навязчив, мы советуем другим «игнорировать его, ведь он всего лишь добивается вашего внимания», как если бы игнорирование могло заставить его голод отступить. Мы ведём себя с ними сдержанно или отсылаем их в свои комнаты, когда они ведут себя плохо, чтобы заставить их «голодать», пока они не подчинятся.

Чем больше я про это думаю, тем больше параллелей я вижу и тем сильнее я желаю каждому ребёнку, чтобы у его был полный животик еды и основательная «пища» привязанности так часто, как ему необходимо. Давайте пригласим их за наш стол и устроим пиршество.

Памела Уайт (Pamela Whyte)

Перевод Ирины Маценко

О насилии, уязвимости и родительской ответственности

27.01.2015

Многие мои ровесники выросли в насильственной среде...

Какую среду можно считать насильственной?

Нет, не только такую, где ребенка бьют, истязают или используют сексуально.

Игнорирование насущных потребностей ребенка, отказ в защите, покидание, запрет на «плохие» чувства, невозможность брать на себя ответственность за свои (родительские) чувства, 
отказ ребенку в его субъективном восприятии – это все насилие.

...«Я очень боялась расстроить маму. Мне даже в голову не приходило делиться с ней своими детскими печалями - так сильно я боялась, что она будет переживать. 

Меня всегда хвалили за самостоятельность, умение без родительской поддержки справляться с трудностями. Только сейчас, в 60 лет я почувствовала сильный гнев на родителей за то, что они никогда не интересовались тем, как я живу, и нужна ли мне их помощь».

...«На все мои жалобы мать отвечала мне только: Этого не может быть! Учительница не могла тебя так грубо назвать, подружка – обмануть, отец – не сдержать обещание!» Она не верила ни одному моему слову, и я до сих пор сомневаюсь в себе – действительно ли я права в том, что чувствую, или же я опять обманываю себя?»

...«Что бы ни происходило, во всем была всегда виновата я сама», 
...«Родители твердили: «Мы делаем все правильно, а если ты чем-то недовольна, то это с тобой что-то не так», 
...«Когда я плакала от досады, мой отец лишь смеялся надо мной, называя нюней»....

Все эти люди отмечают, что довольно быстро поняли: помощи от родителей не будет, скорее, испытаешь еще большую боль, встретившись с обвинением, насмешкой, безразличием...

Человек, выросший в насильственной среде, становится сам себе насильником, отказываясь сочувствовать себе, и выращивает ложную идентичность или маску, которая позволяет ему адаптироваться и как-то выживать.

Думаю, насильственной может считаться такая среда, где нет даже идеи задавать ребенку вопросы:

- Что ты хочешь?/ Не хочешь?
- А тебе нравится?/ Не нравится?

Где не могут допустить, что ребенок боится или имеет свое мнение, или чем-то недоволен...

Где не дают высказываться и отказывают ему в его субъективности. 
(«Нет, ты все чувствуешь неправильно. Надо чувствовать так, как считаю я!»)

И вообще, где ребенок считается объектом для реализации родительских ожиданий, а не человеком, который может быть отдельным, со своей отдельной жизнью.

Такой человек избегает близости, не позволяет себе иметь своих потребностей и желаний, ибо у него есть только опыт их невыполнения, не-реализации.

У него сохранилась боль от того, что он не получал чего-то критически важного, и он привычно не разрешает себе что-то хотеть или не хотеть, желать или не желать... Он по-прежнему полон ненависти к себе, стыда за себя и избегает любви... И реализует свои потребности только через компенсации – всевозможные зависимости.

Как уже говорилось, он избегает близких отношений, ибо близость связана с насилием, уязвимостью и беспомощностью, которые в его опыте ничем хорошим для него не заканчивались.

То, что уязвимость может быть ресурсной, питающей, становится невероятным открытием. Как? Уязвимость - ресурс?! Не может быть!

...Представим себе здоровую, ненасильственную среду, там, где родители растят маленького ребенка. Он мал, беспомощен и очень уязвим. И если родители обращаются с его уязвимостью бережно, то ребенок НАСЛАЖДАЕТСЯ ею.

Что значит – обращаются бережно?

На первом году жизни – мать без необходимости не покидает ребенка, позже – не отвергает в качестве наказания за плохое поведение или невыполнение требований, не лишает своей любви и тепла ни при каких обстоятельствах...

В этом случае уязвимый ребенок остается в ощущении «я – хороший», и связка «я - плохой, потому что со мной плохо обращаются, и потому что я беспомощный и уязвимый» - не образуется.

Беззащитность, напротив, становится ресурсом: «Когда я маленький и слабый, все обо мне заботятся, ко мне приходят на помощь», и еще: «Меня просто любят - ни за что, просто так».

Выросший в таком ощущении человек не стремится отчаянно спрятать свою уязвимость вместе со всеми «неподобающими» чувствами - она для него естественна, он может легко в нее «входить» (в болезни или другом не-ресурсе), и так же легко из нее выходить, когда не-ресурс заканчивается.

Такому человеку не нужно изо всех сил прятать свою «слабость» за компульсивной «мужественностью» или не менее компульсивным Спасательством.

Человек, не падающий в обморок от своей уязвимости, может признавать свои ограничения: «Я не все могу, не все в этом мире зависит от меня»; и умеет просить о помощи.

И, разумеется, такой человек терпим к тем, кто сам уязвим. К детям, женщинам... К ограничениям других людей...

Признание Уязвимости – это основа подлинного сострадания – к себе и к другим.

И еще: именно способность принимать свою Уязвимость позволяет нам быть в Близости там, где мы рискуем показывать себя несовершенными, чувствующими, совсем не супергероями, ранимыми, но такими трогательными и желанными - без ужаса и стыда.

Коротко обобщу последствия семейного насилия:

1. Отказ от себя, своих потребностей и желаний.

2. Отказ от близости как источника потенциальной боли.

3. Отказ от уязвимости в пользу собственной грандиозности: 
«Все, что со мной случается, в том числе то, что чувствуют другие люди, зависит от меня». В помощь этой грандиозности прилагаются вина и стыд, которые напомнят о несоответствии, ну, и контроль других людей и себя, чтоб не чувствовать стыда и вины.

Понятно, что все эти отказы не приносят ничего, кроме того, от чего хочется убежать – душевной боли.

Есть другая крайность этого спектра, характерная для современных родителей, намучившихся от тирании, испытанной в собственном детстве.

Они пытаются компенсировать своим детям то, что не получили сами, и создают как будто демократичную, ненасильственную среду – там, где вроде бы много свободы. Там, где ребенку боятся сказать «Нельзя» или «Нет». Интересуются его мнением там, где нужно брать ответственность и принимать решение («Можно мама пойдет на работу?»), слишком рано пытаются прививать ответственность («Мы опоздали в садик, потому что ты не смог рассчитать время...»). Ребенку покупаются игрушки, которых он не хочет, или стараются обеспечить ему такие блага, в которых он не нуждается.

Именно поэтому сейчас растет поколение тревожных детей, которым родители не устанавливают границы из страха «навредить», а ребенок без границ становится, опять же, либо инфантильным, либо контролирующим.

И тогда такая «безграничная» среда тоже может считаться насильственной, ибо она игнорирует подлинные потребности ребенка и, в первую очередь, его потребность в ответственных родителях, обладающих здоровой властью.

Итак, среда без насилия – это такое пространство, где есть уважение к правам, потребностям ребенка, где он может жить без страха быть уязвимым, и где присутствуют границы, благодаря которым ребенок чувствует себя в безопасности.

©Вероника Хлебова